Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение влечений arrow ВЕДЕНИЕ В ТЕМУ "ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЛЕЧЕНИЙ С ПОМОЩЬЮ ТЕСТА СОНДИ"
ВЕДЕНИЕ В ТЕМУ "ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЛЕЧЕНИЙ С ПОМОЩЬЮ ТЕСТА СОНДИ" Печать E-mail

ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ
"ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЛЕЧЕНИЙ С ПОМОЩЬЮ ТЕСТА СОНДИ"

Составление, переработка, редактирование: Капралов А.А.

 Значительная часть психологического обследования сопровождается косвенной актуализацией трудноосознаваемых тенденций психической деятельности, обнаружение и идентификация которых может быть полезной в понимании и оценке психического состояния пациента.

 Для диагностического выявления этих тенденций используются, наряду с другими тестами, методики проективного изучения личности, стимульный материал которых имеет низкую информативную ценность для сознания обследуемого и, одновременно, высокую - для неосознаваемых сфер его психики. В связи с этой спецификой, стимульный материал такого рода способен создавать значительную функциональную нагрузку в различных аспектах бессознательного и побуждать к усилению разнообразных защит, - реакций, переносов, идентификаций, рационализаций и других, - которые в эти моменты нередко меняют не только интрапсихическую ситуацию, но и внешнее поведение обследуемого. Для более точного понимания материалов обследования важно иметь представление о побудительных силах, формирующих те или иные поступки и предпочтения пациента, желания и стремления в разные периоды его жизни.

 Среди методик, использующихся для изучения мотивов, выделим здесь тест Сонди. Одни проективные тесты более чувствительны к ситуативным неосознаваемым изменениям настроения, другие больше рассчитаны на обращение к глубинным структурам и предлагают почти напрямую диагностически проявиться даже малейшим психопатологическим радикалам. По замыслу автора, тест Сонди предназначен для выявления структуры и биологических предпосылок влечений человека, для оценки напряженности и преобладающих тенденций в их реализации, для дифференцированного подхода к изучению как устойчивых, глубоко скрытых факторов формирования личности, так и динамичных, ситуативно проявляющихся теми или иными предпочтениями, формами поведения, особенностями психического состояния или симптомами его неблагоприятного изменения.

 Стройная логика построения теста, тщательный отбор стимульного материала к нему основаны на предположении, что базовая направленность в формировании содержания психической деятельности обусловлена влечениями, которые реализуются относительно независимо как друг от друга, так и от контроля сознания, и представлены теми способами организации жизнедеятельности, которые унаследованы от биологических предшественников (потенциально могут иметься в виду все их поколения и ветви, имеющие отношение к обследуемому). Предполагается, что от отношения обследуемого к своим влечениям зависит и отношениеи к эталонам стимульного материала, что проявляется в его позитивных, негативных, амбивалентных или индифферентных оценках разной интенсивности.

 Существенное значение для конструкции теста имеет идея о непревращаемости энергии одного фактора, формирующего влечение, в энергию любых других факторов. За счет этого факторы не могут непосредственно влиять друг на друга (их реализация автономна), но каждый из них влияет на общую ситуацию, меняя, таким образом, условия существования других факторов. Поскольку, кроме того, предполагается, что энергия факторов не может просто исчезнуть, считается, что факторы неизбежно реализуются и, так или иначе, участвуют в формировании влечения.

 Вслед за этим, жестким, уровнем детерминации влечений в конструкции теста представлены другие уровни формирования мотивационной сферы, вариативность которых выше. Благодаря этому, с помощью теста улавливается специфика родовых, индивидуальных и частно-ситуативных тенденций отношения к влечениям. Следует обратить внимание, что способы выражения отношения заданы процедурой тестирования, и регламентируют деятельность обследуемого так, что стимульный материал, соответствующий различным факторам, получает примерно равные шансы на отклик. Из этого делается вывод, что выявляемая в тесте специфика отношения к влечениям описывает и соответствующую специфику состояния влечений, включая состояние формирующих их факторов. Улавливая, среди прочего, более или менее неустойчивые изменения, тест,- как и другие проективные методики, - имеет не очень высокую ретестовую надежность. Это может показаться противоречащим самой идеологии теста, предполагающей, что он выявляет тенденции, которые, по крайней мере, унаследованы от биологических родителей. Однако, наследуется, как известно, не признак, а норма развития признака, и варьирование является таким же необходимым, как и постоянство, - это позволяет адаптироваться к меняющимся условиям без изменения генетической базы. Кроме того, сравнение данных, собранных во многих обследованиях одного и того же человека за большой промежуток времени, позволяет обнаружить, что среди факторов, выделяемых тестом, есть такие, которые варьируют меньше других. Это дает основание распределять факторы по интенсивности и формам варьирования, и создавать более или менее целостное описание "ролей" каждого из факторов. Изучение разными авторами возможностей использования теста как клинического, ориентированного не столько на собирание частных феноменов и их нормативную оценку, сколько на раскрытие качественных признаков психики обследуемого, показало, что основные критерии, используемые в тесте, согласуются с данными длительного наблюдения за состоянием и историей жизни изучаемого человека (иногда истории, прослеженной не в одном поколении).

 Оказалось, что от взаимосоответствия унаследованных и фактических способов организации жизни, от сохранности нормального баланса разных психических блоков зависит, будет ли состояние реализации влечений благоприятным для их обладателя или неблагоприятным и даже опасным для его физического, психического или социального благополучия.

 Существенная ограниченность динамики в реализации одного фактора может оказаться контрастной по отношению к подвижности другого, что в структуре одного и того же влечения создает и перекос, и межфакторную напряженность. Такое состояние может отражать, например, внутриличностные трудности в согласовании факторов, а может указывать на разный статус этих факторов в индивидуальной истории: один находит поверхностное выражение и становится в нем открыто и конкретно реализуемым, получающим разрядку, доступным непосредственному наблюдению и сознательному использованию, тогда как другой остается в своих малодинамичных проявлениях недоступным, латентно формируя общую картину личности и выполняя функцию корневой основы организации ее влечений. Таким образом, выявляемые с помощью тестирования сведения о нарушениях в функционировании и реализации влечений требуют различных подходов к интерпретации данных. Так, по обнаруженным в тесте поверхностным явлениям создают основу симптоматической картины психопатологических изменений, а по выявленным глубоким нарушениям состояния влечений строят предположения о более устойчивых причинах угрозы психическому здоровью обследуемого.

 Как и многие другие клинические тесты, тест Сонди создавался на основе изучения лиц, имеющих корректно установленную оценку их психического, соматического или социального статуса, а в дальнейшем использовался и проверялся на самых различных выборках обследуемых. Такая работа была возможной не только как формальное экспериментирование в целях ознакомления с возможностями теста, но и как логически обоснованное исследование в соответствии с содержательной моделью теста, где в едином пространстве располагаются и норма, и патология психических проявлений. Поэтому применение этого теста в практике патопсихологического обследования оправданно и целесообразно.

 Стимульный материал теста базируется, как во многих других клинических методиках патопсихологии, на исследованиях и разработках, выполненных, главным образом, в психиатрии, и поэтому предполагает неосознаваемую прямую конфронтацию "радикалов", лежащих в основе психически благополучных, пограничных и психопатологических явлений обследуемого, с достаточно "чистыми" образцами их ярко состоявшейся реализации, представленными на специально отобранных портретах.

 При тестировании обследуемому последовательными сериями предъявляют шесть групп портретов, и в каждом предъявлении просят выбрать из восьми портретов два наиболее симпатичных (или хотя бы терпимых, если симпатичных нет), а затем два самых неприятных (или наименее приятных, наименее симпатичных, - если обследуемый утверждает по каким-либо причинам, что неприятных нет). В некоторых случаях также предлагают сделать дополнительный выбор: из четырех еще невыбранных портретов выделить два более симпатичных и два менее симпатичных. Сопоставление результатов сделанных выборов проводят на основе профиля и таблиц с количественным показателями с учетом полученных при обработке знаков тенденций и их интенсивности.

 Как и в некоторых других проективных методиках, считается, что отношение к стимульному материалу теста Сонди мало связано с номинальной социокультурной принадлежностью обследуемого, что позволяет рассматривать получаемые в тестировании решения как проявления относительно чистого выбора вследствие имеющейся структуры влечений и выводить суждения о соответствующих интрапсихических тенденциях обследуемого.
 Так, в руководстве к тесту, подготовленном Л.Н.Собчик, она приводит примеры тенденций отношения к стимульному материалу у больных с различными психическими нарушениями, сопоставляет результаты этих обследований с результатами, полученными по другим тестам, и стремится подчеркнуть единство получаемых в этих исследованиях результатов. Она, в частности, пишет, используя символику теста, что высокотревожные больные с неврастеническими, фобическими и ипохондрическими расстройствами давали позитивные реакции на портреты серии h, e и отрицательные на s, склонные к циклотимическим расстройствам больные выбирали наибольшие величины по фактору d, при этом в фазе депрессивной преобладали реакции d-, а в период повышенного настроения d+. Изучение контингента возбудимых и тормозимых психопатических личностей, проходивших судебную экспертизу в связи с противоправным поведением, показало полярные выборы в этих группах по фактору s. Аутичность больных с вялотекущей шизофренией в большинстве случаев отражалась высокой напряженностью фактора k, причем наименее социально адаптированные из них характеризовались преимущественно позитивными реакциями по этому фактору, а более социабельные - отрицательными.

 Опыт использования этой проективной методики в практике патопсихологических обследований показал, что, как и другие методики, тест Сонди не обладает свойствами универсального автоматического нозологического идентификатора. Иногда проявления психических нарушений в результатах тестирования ярки и интенсивны, иногда не очевидны, однако часто эти результаты способны помочь в понимании материалов патопсихологического обследования в целом. Во многих случаях полученные по методике данные помогали полнее узнать мотивационную структуру психопатологического явления, создать содержательное наполнение результатов, выявленных с помощью других экспериментально-психологических методик и клинического наблюдения, дифференцировать внешне сходные проявления некоторых психических заболеваний, диагностически подтвердить наличие скрытых в периоде ремиссии предпосылок к совершению социально опасных действий и т.д., - в соответствии с совокупностью результатов, которые были созданы изучаемым лицом в одном или нескольких обследованиях.

 Тест Сонди допускает как текущее изучение состояния влечений, так и типологическую идентификацию обследованного в рамках тестовой модели, которая несет в себе психоаналитические основы и понимание нормы и патологии психических проявлений как различных обстоятельств реализации биологических предпосылок. Однако, для достаточно надежной диагностики требуется неоднократное проведение обследования с последующим изучением динамики собранных данных и сопоставлением выявленных оценок отношения к представленным в тесте факторам влечений. Этот путь в текущей работе нередко бывает затруднительным по организационным причинам, - и психологи неизбежно обращаются к нему реже, либо оказываются перед необходимостью принимать предварительные решения по материалам недостаточно пролонгированных наблюдений с помощью этого теста. При этом важно учитывать, что валидность теста остается недостаточно подтвержденной, и квалификация интерпретатора собранных данных с учетом всех имеющихся сведений приобретает существенное значение.

 Поскольку изучаемые явления в тестовой модели рассматриваются как универсальные, постоянно участвующие в формировании судьбы, психолог использует собранные данные как указание на возможные в периоде тестирования варианты судьбы обследованного, а их содержательные прояснения и интерпретации пытается строить на основе предлагаемых в руководствах интерпретационных схем (или другой базы) и с учетом всей информации об изучаемом человеке (в соответствии с общим подходом к большинству задач изучения личности).

 Для обозначения факторов, формирующих влечения, в тестовой модели используется следующая символика:

        h - фактор эротики

        s - фактор агрессии

        e - фактор эпилепсии

        hy - фактор истерии

        k - фактор эгосистолы

        p - фактор эгодиастолы

        d - фактор прилипания

        m - фактор цепляния

 Так как в процедуре тестирования учитывается и отношение к каждому из факторов, и частота проявления каждого варианта отношения, итоговые данные оказываются представленными и знаком (отражающим направленность отношения к влечению), и числом (отражающим интенсивность отношения). В контексте такой векторной модели возникает возможность выявлять с помощью тестирования тенденции отношения к влечениям и образующим их факторам, причем тем более определенные в варьировании и преобладании, чем более разнообразны были обстоятельства тестирования в разные периоды.

 При знакомстве с тестом заметно, что его концептуальные основы связаны с психоаналитическим подходом к пониманию влечений. Аналогичные сопоставления можно сделать и с другими моделями понимания человека, однако соотнесение некоторых диагностических категорий теста с психоаналитическими воззрениями традиционно, как существенное для большей точности использования его терминологии.

 В связи с этим, важно обратить внимание прежде всего на различия в подходах ортодоксального психоанализа и в модели Сонди. Равноценных факторов, формирующих влечения, у Сонди восемь, и Эго здесь актуально постольку, поскольку речь идет о человеке. Энергия влечений здесь еще больше напоминает содержимое "ящика Пандоры" (управишься - благо, нет - пеняй на себя), и статус эго-влечений исходно не отличаются от статуса остальных (вполне обычно, если наиболее напряженным окажется какое-то другое влечение, обуславливая например "самозабвенную любовь"). Поэтому для понимания изучаемой ситуации важна в первую очередь качественная, специфичная для влечения характеристика. В частности, способность Эго организовать реализацию энергии влечений может идти как опасным, так и благоприятным для человека путем и даже оказываясь одинаково эффективными (например, интеграция ресурсов на основе бреда или здоровая интеграция зрелой личности). Поскольку в модели теста нет неизбежности противостояния стихии Ид и протектората окультуренного Суперэго, тотальная борьба "алхимически" рафинированной божественной сущности с экспансией низменных, темных страстей становится частным случаем; соответственно меняют значение и культ рационального самопонимания, и культ иррационализма. Там, где социальные нормы противопоставлены влечениям людей, свобода и ответственность (ортогональные в развитых культурах), выглядят жесткой оппозицией. Здесь они оказываются "двумя сторонами одной медали" в изучении и выборе человеком вариантов судьбы.

 Изучая тест Сонди, психолог вряд ли приобретает "золотой ключик". Модель теста ценна прежде всего напоминанием о естественном многообразии и целостности жизни, об удачах, сложностях и рисках в поиске, построении и понимании судеб, о накоплении этого опыта в многообразии культур. Подобная практика нередко способствует более аутентичному восприятию людей, с которыми работает психолог (бывает - и самих себя), большему интересу к разнообразию личностной самоорганизации. Когда кто-то "лучше знает, как надо жить", когда кому-то думать осталось только над тем, в какой последовательности, какими средствами и за чей счет "осчастливливать человечество" (в ближнем или дальнем окружении), полезно бывает вспомнить, что не всякая задачка, решенная в соответствии с ответом в конце учебника, также решается и в жизни. Хорошие задачи помогают учиться мыслить, а не зубрить чужие ответы.

 Отсутствие знака равенства между психоаналитическим прочтением диагностических данных и их интерпретацией в модели Сонди напоминает о необходимости сопоставительного изучения богатого опыта психоанализа (это может способствовать более успешной работе с тестом). Поле для этой работы обширно.

 Например, феномен вытеснения в изучаемом тесте рассматривается как вариант соотношения тенденций в реализации факторов k и p.
 Происхождение нравственности трактуется в связи фактором е и автономно по отношению к происхождению морали (фактор hy).
 Бескорыстие может проявиться в тесте как преобладание духовной стороны в любви и инертность в поиске утраченного идеала, как отчуждение собственных притязаний на обладание, как переориентация агрессии или авелестичное отношение к пароксизмам. В психоаналитических работах бескорыстие часто толкуется как искаженное проявление эгоцентричных стремлений, сопровождаемое утратой способности спонтанно радоваться жизни (см., например, замечательные сатьи в Словаре психоанализа: Бескорыстие).
 В тесте Сонди эгоцентризм сам по себе не сопряжен ни с радостью, ни с безрадостностью, тогда как ощущение полноты бытия тесно связано с потребностью в партиципации (термин Леви Брюлля), а переживание счастья - с одним из факторов контактного влечения. Стремление цепко и вечно держаться за "древо жизни", жажда бессмертия, как счастья, - одно из глубинных стремлений и в психоаналитических работах (см. там же: Бессмертие), и в тесте Сонди, где оно связано с реализацией энергии фактора m.
 
« Пред.
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test