Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение влечений arrow Бессмертие
Бессмертие Печать E-mail
БЕССМЕРТИЕ

   БЕССМЕРТИЕ - психологическое увековечение жизни, существование личности или души после смерти.
 

   Согласно Э. Фромму, самым существенным фактором является глубоко укоренившаяся жажда бессмертия, которая обнаруживается во многих ритуалах и верованиях, направленных на сохранение человеческой плоти. Вместе с тем современная сугубо американская форма отрицания смерти посредством "приукрашивания" тела свидетельствует, по мнению Э. Фромма, о подавлении страха смерти обычным камуфляжем.

 

  Нигде на нашей планете не покоится, вероятно, столько умерших, как на знаменитом кладбище в Южной Калифорнии. Даже Пискаревское кладбище в Санкт-Петербурге, которое тянется на много километров, не может сравниться с ним. Однако слово "смерть" объявлено здесь недозволенным. Никто не смеет назвать мертвецов мертвецами. Это абсолютно исключено, ибо оскверняет обычай. Усопших по традиции называют "возлюбленными". Их тела бальзамируют, натирают благовониями, наряжают в модные одежды, украшают цветами. Вечным "спутникам" и "подругам" косметическими средствами придают "здоровый", "приятный" облик, делают радостными улыбки.

 

   Какие подсознательные чувства воплощены в этой традиции? Страх перед смертью, перед полным физическим уничтожением? Инстинктивное отвержение неизбежного распада? А может быть, патологически обостренный интерес к последней тайне? Или желание отыскать символические формы, позволяющие преодолеть ужас неизбежного?

 

   Э. Фромм подчеркивал, что независимо от того, счастливы мы или несчастны, наше тело побуждает нас стремиться к бессмертию. Но поскольку нам известно из опыта, что мы не можем жить вечно, постольку мы пытаемся найти такие доводы, которые заставляли бы нас все-таки поверить, несмотря на противоречащие этому эмпирические факты, в наше бессмертие.

 

   Жажда бессмертия принимала самые различные формы: вера фараонов в то, что их захороненные в пирамидах тела ожидает бессмертие", многочисленные религиозные фантазии охотничьих племен о загробной жизни в изобилующем дичью крае; христианский и исламский рай. В современном обществе начиная с XVIII в. такие понятия, как "история" и "будущее", считал Э. Фромм, заменили традиционно бытовавшее представление о царстве небесном. Сейчас известность, как подметил философ, гарантирует хотя бы коротенькую запись в анналах истории.

 

   "Страстное стремление к славе - это не просто выражение мирской суеты; оно имеет религиозное значение для тех, кто больше уже не верит в традиционный потусторонний мир" (Э. Фромм). Это особенно заметно в среде политических лидеров. (Паблисити прокладывает путь к бессмертию, а представители средств массовой информации превращаются как бы в священников нового типа.)

 

    По словам Э. Фромма, владение собственностью, возможно, больше, чем что-либо иное, представляет собой реализацию страстного стремления к бессмертию, и именно по этой причине столь сильна ориентация на обладание. Если мое Я - это то, что я имею, то в таком случае Я бессмертен, так как вещи, которыми я обладаю, неразрушимы. Со времен Древнего Египта и по сей день - от физического бессмертия через мумификацию тела и до юридического бессмертия через изъявление последней воли - люди продолжают жить за пределами своего психофизического существования. Посредством законной силы завещания определяется передача нашей собственности грядущим поколениям. Благодаря закону о праве наследования Я, в силу того что являюсь владельцем капитала, становлюсь бессмертным.

 

   В истории существует множество типов религиозных и философских учений о победе над ужасом смерти и достижении реального или призрачного бессмертия: спиритуалистическое (от лат. spiritus - душа, дух) мистическое течение, связанное с верой в возможность общения с душами умерших; учение о перевоплощении душ; мистическое учение о слиянии с Божеством; учение о бессмертии идей и ценностей; христианское учение о воскресении целостного человека; притупление остроты проблемы смерти через слияние с коллективной жизнью на Земле и через возможность земного счастья.

 

   Человечество выработало множество культурных традиций, которые помогают ему справиться с угрозой смерти. Американский психоаналитик Р. Лифтон назвал эти формы модусами бессмертия. Назовем прежде всего биологическое увековечение. Человек знает, что он смертен, но в то же время убежден в неиссякаемости человеческого рода. Его собственная жизнь может найти продолжение в потомстве. Такая форма психологического выживания через надежду на неугасание определенных генетических и иных свойств особенно отчетливо прослеживается в традиционных и восточных культурах.

 

   Рядовой представитель этих культур стремился утвердить себя в образе племени или рода. Он как бы растворялся в другом через кровные узы. Стремление преодолеть собственную тождественность, особость находит отражение в желании индивида уподобить себя клану, племени, роду. Это мироощущение можно в известной мере выразить строчками поэта Наби Хазри:

К морю стремятся реки, к звездам мечты взлетают.
А человек в человеке свою судьбу обретает...

 

   В этом модусе бессмертия человек оценивает себя как такое существо, без которого традиция иссякает. Ведь именно он является сегодняшним носителем священных заветов, идущих от далеких предков. Конечно, эта идея выходит за пределы биологии. Можно говорить здесь, пожалуй, о форме биосоциального бессмертия.

Иным способом символического увековечения можно считать творческое бессмертие. Воздвижение нерукотворного памятника, стремление, умирая, воплотиться в пароходы, книги и другие дела - вот какое воплощение находит в данном случае идея продолжения жизни. Посвятить жизнь реализации общей цели, обрести себя в коллективном сознании или индивидуальном творчестве, катапультировать себя в будущее - такова суть психологического состояния при попытке утвердить себя через собственные деяния. Стихи отечественного поэта Владимира Цыбина, думается, выражают суть этого модуса бессмертия:

 

    Я хочу одного,

    И храню в своем сердце, как кладь,
   Чтобы весь замурован в грозу,
   Замурован в летящие версты,
   Я себя, как морзянку,
   Мог грядущему дню передать.

 

   Не только научное или художественное творчество позволяет человеку символически сохранить себя. По существу, все виды деятельности обеспечивают такое бессмертие. Здесь и создание новых материальных и духовных ценностей, и передача унаследованных традиций и знаний, и исцеление больных... - словом, то, что сохраняет статус непрекращающегося деяния.

 

   Своеобразную версию увековечения предлагает религия. Теологическое бессмертие - исторически самая значительная его форма. Свою неиссякаемую энергию жизни, волю к сохранению собственной уникальной сущности человек издавна стремился выразить с помощью религиозной символики. В разных религиях эта идея получила разное истолкование. В одном случае, как мы видели, предполагалось бессмертие души, в другом - воскрешение тела, в третьем - перевоплощение.

 

   Однако мысль о преодолении смерти путем приобщения к вечным духовным ценностям, запредельным сущностям объединяла эти представления. Правда, данный модус бессмертия обнаруживал известную противоречивость. Религии предписывали своим поклонникам необходимость собственных духовных приобретений. Но, утверждая непререкаемую значимость неземного, священного, религии зачастую принижали ценность самой жизни. Ведь она оценивалась лишь как роковая пауза на вечном пути к трансцендентному, немирскому, небесному. Желание увековечить жизнь на языке религии фактически оборачивалось ее изначальным принижением.

 

   Во многих культурах чрезвычайно распространена также натуралистическая форма бессмертия. Она возвеличивала природу, ее вечную силу. Вспомним пушкинские строки:

 

   И пусть у гробового входа
   Младая будет жизнь играть...

 

  

   В японской культуре, например, стремление увековечить себя с природой выражено отчетливо и обостренно. Современное экологическое движение наглядно свидетельствует о том, что натуралистическое бессмертие сохраняет свою значимость как форма психологического самоутверждения. Многие люди хотят порвать с урбанистическим (городским) укладом, стать земледельцами или дровосеками. Осуществляется также поиск природных ритмов, позволяющих изменить образ жизни...

Во многих странах давно уже самостоятельной формой символического увековечения стала опытная трансценденция (выход в запредельность), т. е. стремление с помощью определенной системы упражнений или наркотиков достичь такого состояния, когда утрачивается чувство времени, ощущение индивидуального существования. Человек как бы растворяется в некоем океаническом потоке сознания. Сегодня такая практика имеет множество уровней - от просмотра "триллеров" (захватывающих постановок) до достижения особого состояния - буддийской самадхи, т. е. ощущения высшей собранности и гармонии, полного слияния со Вселенной.

Предтечей такой формы бессмертия, обретаемого путем предельного духовного самоотречения, состояния экстаза, в традиционных культурах были празднества, фестивали, карнавалы, шествия. Они создавали своеобразное психологическое подкрепление тем, кто хотел бы "похоронить смерть". Универсальной психической потребностью можно считать, по-видимому, периодическое обновление практического, повседневного сознания.

 

   Итак, ресурсы психологического выживания многообразны. Но означает ли это, что "проблема исчерпана". Выбирай из арсенала культуры собственные "модусы" - и страх смерти отступит... С точки зрения психоанализа проблема много сложнее. Сталкиваясь с угрозой смерти, люди ищут все новые и новые способы защиты. В отечественной культуре произошел разрыв между традиционными и новыми ценностями. Не случайно идет процесс возрождения забытых образов, символического бессмертия.

 

   Источник текста: "Словарь психоанализа".

 

 

 

    Комментарий составителя тематического материала

   Сквозной темой статьи остается защита от страха смерти (или страха перед неотвратимостью реализации собственного танатического стремления). При этом предметом анализа является жизнь и смерть множества или соорганизованного сообщества индивидуумов, а не биологического рода, гигантский опыт которого оказывается, в основном, вне сознания, сосредоточенного на собственных трудностях выживания. Поскольку каждый живущий является сегодняшним конкретным воплощением всех особенностей своего рода, фокусировка исследователей на индивидууме кажется вполне достаточной. Однако, если родовые аспекты жизни и смерти человекав в культуре не представлены, со времением это приводит к большей или меньшей утрате сознанием и к оценкке их как опасных и еретических (широко известна гордость одной советсткой гражданки: " нашей стране секса нет!"). Такая односторонность культуры вносит существенный вклад в то, что собственные эгоцентричные интересы понимаются людьми слишком узко или искаженно, страх смерти, как объективно закономерный, становится неразрешимым по существу, а напряжение в связи с ним разряжается в агрессиии или сублимируется посредством наработанных человечеством и сохраняемых культурой приемов (часто - ритуальных).

   Персонификация человека, как самостоятельного существа, является достижением цивилизации и соответствует определенным этапам осознания людьми самих себя (так, в Китае человек понимался до Конфуция только как часть рода или как принадлежность). В то же время, живой человек - "дежурный" по жизни своего биологического рода: сейчас именно ему мне решать, как реализовывать собранный в нем потенциал рода, как поступать в той или иной ситуаци, как строить дальше единую для рода целостную историю. В связи с этим необходимость сопряжения индивидуального и родового самоопределения, как дополняющих друг друга аспектов жизни человека, кажется неизбежной. Важность фактического (а не условного) восстановления целостного самоопределения обычно хорошо заметна в поведении мужчин и женщин по отношению друг к другу или к своему потомству.


   Жизнь кратка, и чрезвычайная сложность задачи создания исчерпывающе корректной соогранизации индивидуальных и родовых тенденций, слишком малая верояность найти такое решение в непродожительные сроки, необходимость в аутентичности и конгруэнтности, как существенных компонентах реалистичности при ответственности за свою судьбу, - многих из нас провоцируют на поиск очевидных решений и на ограниченную оценку их уместности.


   Иерархия приоритетов и концентрация ресурсов на важнейших из них - известный прием повышения вероятности желаемого. И, как всегда, каждый из акцентов в организации жизни хорош только если уместен. Но, найдя какое-то решение, мы порой так ценим его, что в этих обстоятельствах и великие достижения цивилизации легко могут стать опасными (К.Воннегут иронично отмечал: "Чем бы ученые ни занимались, у них все равно получатся оружие.").


   Неструктурированность предпочтений во влечениях чревата (как известно, у корабля без цели не бывает попутного ветра). Вместе с тем, брутальная фокусировка на любом из аспектов целостной жизни человека, как единственно верном, также является, видимо, частным и весьма рискованным вариантом самосознания и организации решений. В истории такой подход чаще был уместен в экстремальных обстоятельствах, преодоление которых может оправдать издержки. Когда же подобная позиция становится постоянной и основной политикой или социотехническим средством лидеров сообщества, заметно возрастает риск тотальной деформации человеческих отношений: искренние устремления тысяч и миллионов людей к поиску оптимальной организации жизни оказываются плененными ошибочной простотой какой-либо односторонней идеологии и, к тому же, востребованными ее носителями (см., например, публикации о подготовке социалистической революции в России, об оккультном поиске гуманизма в Германи, о влиянии идей Ayn Rand на культуру США).


   Блез Паскаль писал: "Настоящее - это то, чего никогда не было и никогда не будет; это только то, что есть." Каждый из нас получает в наследство какие-то ресуры и, распоряжаясь ими, что-то осталяет потомкам. По-видимому, человечеству ничего другого не остается, кроме как искать и исследовать необходимые для полноценной и целостной жизни решения, по-возможности создавая для этого "человеческие условия". Надеюсь, психолог может быть в этом полезен.

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test