Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение мышления arrow ОБЗОР ТЕСТОВЫХ СРЕДСТВ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ МЫШЛЕНИЯ
ОБЗОР ТЕСТОВЫХ СРЕДСТВ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ МЫШЛЕНИЯ Печать E-mail

 

 

  

 

ОБЗОР ТЕСТОВЫХ СРЕДСТВ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ МЫШЛЕНИЯ

 


Составление и переработка: Капралов А.А.

 

 

Попытки понять материалы выполнения многих тестов патопсихологического обследования часто приводят психолога к изучению особенностей мышления пациента. Являясь за счет этого одним из «сквозных» аспектов психодиагностики, мышление, к тому же, избирается предметом целевого экспериментального изучения. Для выполнения этой задачи применяются различные тестовые методики.

Одна из ранних по происхождению в экспериментальной психологии - Ассоциативный эксперимент. Методика успешно и разнообразно использовалась, являлась базой исследований, психотехнических разработок, инструментом практической психодиагностики и психотерапии. С ее помощью в патопсихологическом обследовании можно обнаружить многие особенности мышления. Это связано как с возможностями самой методики, так и с ее теоретическими эквивалентами: ассоциативный процесс часто рассматривали как основу сопряжения первой и второй сигнальных систем и как одну из основ формирования и развертывания мышления, в связи с чем накопили большой опыт «ассоциативного» изучения и описания мышления в норме и в патологии. В одном из наиболее простых вариантов теста обследуемому сообщают, что сейчас ему будут называть отдельные слова и, как только он услышит одно слово, он должен как можно быстрее сказать какое-нибудь свое одно слово, - любое, которое в этот момент возникнет у него. Ответы обследуемого, его комментарии, длительность паузы перед ответом, проактивные и реактивные невербальные проявления, - могут использоваться как ценный диагностический материал.

Благодаря сочетанию простоты задачи и разнообразия факторов, оказывающих влияние на выполнение Простого ассоциативного эксперимента, при его проведении могут учитываться, практически, любые значимые для диагностики признаки.

В одних задачах это может быть динамика внешнего выражения эмоциональности, в других – лексическое разнообразие ответов или их содержательное соответствие субкультуре, освоенной обследуемым, в третьих – частотность использования тех или иных модальностей репрезентации ассоциаций и т.д.

В рассматриваемой теме патопсихологическая диагностика «фокусируется» на выявлении различных признаков неблагоприятных изменений осмышления; при этом любые другие аспекты эксперимента не утрачивают своего значения вовсе и лишь относятся психологом ко «второму плану», «фону» изучения мышления пациента. Чудновский Е.В. предложил в ходе Простого ассоциативного эксперимента обращать внимание, прежде всего, на следующие распространенные реакции и феномены:

 

1.        Отсутствие внешней реакции (явного ответа на стимульный сигнал нет более 30 сек.).

2.        Отказные реакции («Не знаю, что сказать». «Ничего не приходит в голову» и т.п.).

3.        Запаздывающие реакции (на предъявление следующего стимульного сигнала даётся ответ на предыдущий стимульный сигнал).

4.        Междометные реакции (вместо ответа содержательным словом обследуемый «ограничивается» междометием; такие ответы следует анализировать и оценивать с учетом изменений эмоционального фона и возникающего таким образом контекста произнесения междометия).

5.        Отсроченные реакции (обследуемый как бы оттягивает произнесение слова – ответа: «Сейчас... подождите... так»... и т.п. репликами).

6.        Вопросительные реакции (ответом становится вопрос, задаваемый обследуемым: «Что»? «Как»? и проч.).

7.        Многословные эхолалические реакции (перед словом – ответом неоднократно повторяется стимульное слово; такая реакция очень часта в патопсихологических обследованиях).

8.        Реакции, вызванные ошибочным восприятием стимульного слова (например, слово грач больной услышал как слово врач).

9.        Эмоциональные реакции.

10.     Личностные реакции.

11.     Объясняющие реакции (ответом является пояснение стимульного слова, будто больного попросили дать определение понятию).

12.     Уточняющие реакции.

13.     Уменьшительные реакции (например, использование уменьшительно-ласкательных суффиксов без контекстуальной необходимости и не вследствие привлечения в качестве ответа такого слова, где уменьшительно-ласкательный суффикс является неотъемлемой частью).

14.     Стереотипные реакции (несмотря на содержательное разнообразие стимульных сигналов хотя бы часть ответов даётся в одном и том же ключе; например, часто ответом является прилагательное, глагол и т.п., используются характеристики тактильного восприятия предметов, называние цвета и проч.).

15.     Персеверирующие реакции (на разные стимульные сигналы даётся один и тот же ответ).

16.     Экстрасигнальные реакции (для их выявления психологу следует обращать внимание на возможную обусловленность ответов обследуемого окружающими условиями).

17.     Атактические реакции (смысловая связь ответа со стимульным сигналом не обнаруживается, – в том числе, при попытках дополнительно прояснить наличие такой связи, – или остается слишком неопределенной и плохо понятной даже при старательных попытках уловить хоть какую-то смысловую сопряженность стимульного сигнала и ответа, либо смысловая связь «стимула» и «реакции» оказывается вычурной).

18.     Многословные реакции (не являющиеся эхолалическими, но нарушающие тестовую инструкцию, которая предписывала на каждое стимульное слово отвечать одним словом).

 

Разумеется, такой перечень не может быть исчерпывающе полным, и здесь приводится лишь для того, чтобы помочь начинающему медицинскому психологу приступить к анализу материала Простого ассоциативного эксперимента. Кроме того, в психодиагностической работе важно учесть, что различные виды реакций часто проявляются одновременно и в самых разнообразных комбинациях. Например, серия идущих подряд стереотипных ответов также может быть близкой по их эмоциональному знаку или адресации напряжения от неудовлетворенности потребностей, отражать повышенную личностную значимость ассоциативно всплывающей темы, дополняться излишним использованием в речи уменьшительно-ласкательных суффиксов, да ещё и образовывать укрупненные смысловые гнезда.

 

Одной из самых емких методик, часто применяющихся в патопсихологическом обследовании, является «Пиктограмма». Такое название связано с тем, что психолог предлагает запоминать слова и выражения с опорой на простые и краткие рисунки, которые при отсроченном воспроизведении помогут вспомнить все необходимое. За счет этого некоторая существенная часть операций, выполняемых человеком при долговременном запоминании, выносится вовне и становится доступной многостороннему изучению, сохранению и т.д. Эффективная опора на эмоциональные, интеллектуальные, личностные и другие существенные факторы организации мышления повышает информационную ценность слова или выражения. Поэтому при органических нарушениях непосредственного запоминания (без системных органических нарушений мозга), но сохранности опосредующих звеньев, воспроизведение по рисункам-подсказкам может оказаться хорошим помощником. И, наоборот, при любых нарушениях опосредования, методика может выявить диагностически важные трудности: изменения времени на выбор или создание рисунка, вариации нажима карандаша, эмоциональные, поведенческие проявления, нечеткость, ошибочность или неуспешность воспроизведения и т.д. Если рисование невозможно, для опосредования могут использоваться специальные картинки из стандартизованных наборов (тест опосредованного запоминания по А.Н.Леонтьеву).

Анализируется степень конкретности и абстрактности связи образов со стимульным понятием, индивидуальная значимость и содержание, частота выбора близких пиктографических образов в других обследованиях, их понятность, «читаемость», их соответствие теме, инструкции, индивидуальным особенностям обследуемого. При анализе учитываются решения, сформированные на основе ассоциаций по созвучию, множественного выбора, выхолощенной символики, недифференцируемых изображений. Принимаются во внимание отказы, шоковые реакции и другие существенные особенности, сопровождающие выполнение теста.

Очень известна в психодиагностике методика Классификация понятий. Ее можно выполнять со словами или картинками. Если проводятся обе версии, материалы каждой анализируются отдельно и в сравнении друг с другом, что позволяет сопоставлять особенности вербального и невербального мышления обследуемого. В практике чаще применяется невербальный вариант (Классификация с использованием картинок). На карточках, отдельно друг от друга, изображены предметы, животные, одежда, мебель и др. Существуют вариации классификационных задач с другими материалами, правилами, функциональными требованиями и диагностическими возможностями: классификация цветных фигур разного размера, идентификация буквосочетаний, спрятанных на обратной стороне различающихся фишек и другие.

Поскольку задачи таксономического типа могут ставиться как в жестко-целевой, «закрытой» форме, так и с высокой степенью неопределенности (до полной «открытости» диапазона поиска оснований и направленности классификации), такие задачи могут становиться диагностически наглядным полем свободного проявления актуальных для человека тенденций в организации представленной ему дискретной информации.

Эмоциональные, личностные, культуральные особенности, различия в способах, динамике, продуктивности, последовательности, критичности, в использовании когнитивных оснований осмышления материала, - формируют тот подход человека к таксономической деятельности, который становится тем более существенной частью решения поставленной задачи, чем меньше она структурирована извне.

Так, однажды молодой мужчина, давно больной шизофренией, выполняя в ходе патопсихологического обследования тест Классификация понятий, среди прочих групп карточек создает группу из карточек с изображениями различных животных, группу с изображениями овощей и вдруг отдельно от них складывает особую группу всего из двух карточек. На одной изображён слон, на другой – кочан капусты. Можно предположить, что это сочетание обусловлено какими-то практическими знаниями (слон ест капусту) или имеет для пациента конкретное эмоционально-личностное значение, что такая группировка проиллюстрировала существующий в его субкультуре целостный  тандем, что слон и кочан внешне напоминают ему друг друга, как крепко сбитые до округлости и т.д. Но, фактически, в решении пациента каждый из этих вариантов не имел самостоятельного значения. На этот раз обобщение понятий слон и капуста произошло по латентному признаку с псевдоконкретной рационализацией: эту группу он с непринужденной легкостью назвал «Общепит». Судя по возрасту, социальному положению и сведениям о привычном для него образе жизни, мужчина наверняка был знаком с принятой ранее в стране системой общественного питания, мог есть капусту из тарелок с гордо красовавшейся надписью «Общепит» на каёмочке и т.д. Но причем здесь слон? На вопрос психолога, какое отношение имеет слон к Общепиту, обследуемый с прежней спокойной уверенностью и некоторым энтузиазмом ответил: «А вдруг в Африке слонов едят»?! В дальнейшем обсуждении оказалось, он не знал, что тушу слона действительно иногда разделывают на мясо; но, в отличие от обычного психически здорового человека, он, допустив такую возможность, не стал обременяться проверкой обоснованности, объективности или уместности предположения, а просто сразу стал руководствоваться им в построения своих суждений и нисколько не озадачивался тем, что этот сомнительный способ он принимает как равноценный корректному осмышлению материала. В данном случае больной шизофренией, вероятнее всего, выразительно проявил излишнюю сензитивность к отдаленным значениям понятий,  слабую или искаженную иерархическую организацию семантических полей, лёгкость формального смешения совершенно различных значений, которые потенциально могут иметь  в культуре эти понятия, и избыточную склонность субъективно осмысливать продукты сочетанного влияния этих факторов.

 

Есть также тесты, при выполнении которых классификация является промежуточным этапом подготовки решения, а заявленная задача состоит в чем-либо другом. Часто так построены тесты с исключением из рабочего материала некоторых «лишних» элементов или с предпочтением только нескольких наиболее подходящих элементов или одного из них (Четвертый лишний, Пятый лишний, Дискриминация свойств понятий и др.). Поскольку при этом любое решение строго можно считать правильным только в рамках определенных условий, у обследуемых иногда возникают как ситуации повышенной неопределенности, так и необоснованно узкой однозначности в выборе варианта.

Подобные явления встречаются и при выполнении других тестов. Эти эффекты напоминают психологу о том, что данные обследований могут быть обусловлены различными факторами, среди которых существенную роль отводят мышлению. Для того чтобы успешно справляться с тестовыми заданиями, требуется, наряду с другим, сохранять на достаточном уровне и подвижность, и целенаправленность мышления, и способность уделять внимание разным аспектам и деталям, и способность четко ориентироваться на существенные признаки и основания. Так, в невербальном варианте методики Пятый – лишний выбор делается из рисунков на фоне различной степени определенности ситуации сравнения и различной степени конкретности-абстрактности самих предъявляемых изображений. В вербальном варианте обычно, согласно инструкции к заданию, исключается слово, которое также не относится к остальным. Психологу требуется весьма внимательно изучать решения и аргументацию обследуемого, поскольку их оценка как «правильных» и «неправильных» может ничего не прояснить в изучаемом направлении. Расхождения с установленным «правильным ответом» могут быть обусловлены специальной компетенцией или другими культуральными факторами, способностью найти нетривиальное здоровое решение, юмористичной интерпретацией задачи, установочным поведением и другими обстоятельствами, тогда как за совпадением ответа обследуемого с «правильным» образцом временами скрывается нарушенное в той или иной степени осмышление. Здесь экспертная позиция психолога имеет принципиальное значение для выполнения диагностической задачи.

Вместе с тем, преобладающая направленность патопсихологического обследования на выявление и оценку выраженности клинически значимых (хотя и внешне малозаметных) качественных признаков в ряде случаев не может эффективно и корректно реализована только на основе экспертного опыта. В этих и некоторых других случаях решению задачи обнаружения неблагоприятных изменений мышления могут помогать стандартизованные средства количественной оценки (например, частоты случаев принятия решений с опорой на малосущественные когнитивные основания).

Например, в тесте Дискриминация свойств понятий обследуемый сравнивает каждую пару понятий только в рамках тех свойств, которые предложены ему тестом (каждое задание включает два перечня, - различий и сходств между сравниваемыми предметами, - каждый из которых содержит около тридцати сравнительных характеристик). Обследуемому предлагают выбрать самые главные, существенные различия (сходства) между понятиями из приведенных в каждом списке. Анализ собранных данных в этом случае производится с помощью сопоставления количества сделанных обследуемым выборов (как минимум, по трем стандартизованным шкалам теста) с оценками, которые были получены в исследованиях различных групп психически больных и психически здоровых людей.

Также существуют тесты, удачно сочетающие низкую структурированность стимульного материала с использованием количественных показателей для выявления качественных особенностей мышления. К ним можно отнести и знаменитый тест Г.Роршаха. Попытки использования пятен и других бесструктурных стимульных сигналов в диагностических задачах предпринимались и до появления этого теста, анализ и оценка собранного в таких обследованиях материала оставались очень нечёткими. Роршах предложил тест, проводимый по чётко определенной процедуре и предусматривающий взаимодополняющее сочетание качественного и количественного подходов при обработке и анализе ответов обследуемого. Каждую таблицу предъявляют в четырех положениях и просят, глядя на изображение, решить, на что это может быть похоже. Учитывают, какие объекты называет обследуемый (животные, растения, части тела человека, технические устройства и проч.), действуют ли эти объекты или статичны, на основе каких частей или особенностей изображения он строит свои решения и т.д. Появление «пятен Роршаха» стало для психологии крупным событием, а их использование в психодиагностике - очень популярным. В руках высококвалифицированного в работе с этим тестом специалиста он признан весьма чувствительным и тонким диагностическим инструментом. По рассказу очень опытного практического врача, анализ данных, полученных с помощью десяти монохромных, двуцветных и многоцветных таблиц теста Роршаха в некоторых случаях позволял обнаружить патологические изменения психики за несколько месяцев до того, как их смогли заметить опытные клиницисты. Тест построен на изучении связи зрительного восприятия с разнообразными особенностями психического функционирования человека, его анатомо-физиологическими, онтогенетическими, культуральными и другими характеристиками, в связи с чем умелое применение теста Роршаха может существенно помочь медицинскому психологу в изучении когнитивного стиля обследуемого.

 

В ходе патопсихологических обследований полезно помнить, что восприятие (в организации которого так или иначе участвует мышление) заметно влияет на выполнение и невербальных, и вербальных тестов. Само по себе это, конечно, хорошо известно психологам, но в текущей практике обследований заметить и учесть особенности влияния восприятия на выполнение конкретных заданий непросто, и этот аспект, «выведенный за скобки», нередко остаётся в тени до появления заведомо неожиданных интерпретаций в работе пациента со стимульным материалом. В связи с этим весьма интересным оказывается порой выполнение методик, в которых обследуемому предлагают понять взаимосвязь пары слов примера, а затем подобрать аналогичную связь между другой парой слов. Пробы этого типа так и называют: Аналогии. В зависимости от специфики определенной методики, одно слово для контрольной пары или даже оба слова обследуемый придумывает самостоятельно, либо просто выбирает одно наиболее подходящее слово или одну наиболее подходящую пару слов из представленного ему рабочего материала. В частности, в методике Сложные аналогии обследуемого просят пояснить, как взаимосвязаны понятия в парах-эталонах, а затем просят решить, на какую из этих связей больше всего похожа взаимосвязь контрольной пары слов. В другой методике пациенту предлагают подобрать к пословице фразы или другие пословицы, сходные с ней по смыслу. Патопсихологическая диагностика с толкованием слов или фраз, употребление которых основано на переносном смысле, помогает психологу узнать о роли в каждом случае таких, например, факторов, как спонтанное смыслообразование и понимание, логическое оперирование, социокультурное обеспечение познавательных процессов.

Каким образом будет выполнен тест, в известной степени предсказуемо, исходя из других сведений об обследуемом. Однако прогноз ограничен гипотезами, которые требуют экспериментальной или квазиэкспериментальной проверки, а диапазон его корректного применения часто сводится к решению типологических задач. Сам же обследуемый имеет, как минимум, «почерк» выполнения тестовых заданий, а также динамику результатов в связи с характерными особенностями состояния, - часто они и являются предметом экспериментального изучения. Кроме того, тесты имеют разную чувствительность, и успешное выполнение нескольких заданий одной серии может резко смениться серьезными трудностями в других, даже если со стороны они кажутся не заслуживающими интереса в данном случае.

Например, часто больным сложен тест Установление последовательности событий, который для большинства здоровых в благоприятном и вполне обычном для них состоянии, как правило, достаточно прост. Обычно методику проводят с помощью небольшого набора картинок, которые  просят расположить по порядку. Затем обсуждают с обследуемым его комментарии. Варьируя количество картинок (отдельных эпизодов сюжета), степень сходства изображений в одном наборе, определённости («знакомости») контекста эпизодов и целостного события, уровень конкретности и подробности обсуждений и другие условия, психолог может получать диагностически важные сведения об особенностях мышления пациента.

Другая методика, в которой работа производится также с невербальным материалом, и также выглядит по-детски простой, ориентирована на изучение конструктивного мышления и конструктивного праксиса, интеллектуальной организации действий предметного уровня. Это тест Кубики Коса. Материал методики состоит из набора многоцветных или двухцветных кубиков и чертежей фигур, которые из кубиков надо сложить.

 

Изучение патопсихологических особенностей мышления, особенно намерение разобраться в причинах недостаточной успешности обследуемого при выполнении некоторых тестов, побуждают психолога к попыткам оценить уровень интеллекта обследуемого пациента. Делается это и по сведениям об организации жизни пациента (иногда приведенным к оценкам по шкалам социальной успешности), и по внетестовым показателям, и по сочетаниям характеристик выполнения разных психологических тестов, но также существуют и специальные тесты интеллекта.

Удачные попытки описать интеллект обследуемого и создать модели интеллекта существенно дополняли друг друга, поэтому различны и психотехнические средства изучения  и оценки интеллекта. Г.Айзенк, А.Бине, Д.Векслер, Дж. Гилфорд, Р.Кеттел, И.Равен, многие другие разработали инструментарий для этих целей. В каждой методике психолог может найти свои преимущества: например, Культурно-свободный тест Кеттела дает оценки, часто сохраняющиеся при ретестировании через несколько лет; Тест социального интеллекта Гилфорда помогает оценивать оперирование сведениями о ситуациях коммуникации и т.д.

Одним из самых известных тестов для изучения и оценки интеллекта является тест Векслера, WAIS («Шкала Векслера для измерения интеллекта взрослых»). В значительной мере он состоит из методик, которые нередко используются самостоятельно. В первых шести субтестах обследуемый выполняет задания со словесным рабочим материалом (совокупная оценка по ним характеризует вербальный интеллект обследуемого), а в пяти последующих работа делается на невербальном материале (совокупная оценка по результатам этих заданий характеризует невербальный интеллект). Тест включает в себя изучение следующих основных особенностей:

 

1. Общая осведомленность. Отвечая на вопросы субтеста, обследуемый должен вспоминать многое из того, что обычно известно взрослому человеку, и, естественно, легче он вспоминает то, что находится в сфере его образования и интересов.

2. Общая понятливость. Большое значение для успешного социального функционирования имеет способность руководствоваться здравым смыслом. По этому субтесту оценивают, насколько обследуемый понимает суть предложенных ему обыденных или неординарных житейских ситуаций и формулировок с прямым или переносным смыслом, может он ли при поиске решения опираться на накопленный опыт и возможные социальные оценки, удачно ли сочетает способность к обобщению и практичности, лаконичность формулировок с достаточной полнотой ответа.

3. Арифметика. Арифметические задачи, которые обследуемого просят решать в уме. Для успешного выполнения задачу надо осмыслить и преобразовать в последовательность арифметических вычислений. Необходимые для решения действия достаточно просты. При оценке учитывается время работы с задачей.

4. Сходства. На базе общедоступных знаний и логических рассуждений обследуемый может найти общее основание для предлагаемых ему понятий, выделить существенные для этой общности признаки, позволяющие абстрагироваться от второстепенных, частных или иных значений, чтобы сравнить понятия между собой.

5. Повторение цифр. Оценка объема кратковременной памяти. Обследуемому предлагают повторять ряды цифр сразу вслед за их предъявлением. Количество цифр в ряду постепенно увеличивается. Находится критическая величина, которая проверяется в дополнительном замере с тем же количеством цифр.

6. Словарь. Обследуемый составляет нечто похожее на толковый словарь. «Словарные статьи» состоят из попыток дать определения предъявленным ему словам.

7. Кодирование. Обследуемый, пользуясь образцом, сначала пробует, а затем выполняет контрольную часть работы по «переименованию» случайно расположенных в бланке задания цифр. Каждой цифре в образце соответствует свой знак. Это же соответствие надо задать всем остальным цифрам. Измеряется продолжительность выполнения работы.

8. Недостающие детали. Знакомые большинству обследуемых предметы и явления выглядят на рисунках вполне обычными, однако сами изображения не имеют некоторых, таких же обычных для этих случаев, деталей. Обследуемого просят указать, что именно не дорисовано на каждой из карточек субтеста.

9. Узор из кубиков. Модификация теста Кубики Коса. Обследуемый с помощью кубиков, раскрашенных в красный и белый цвет, воспроизводит образец их расположения. Оценивается способность выполнять задания за отведенное время. Как и при выполнении других субтестов, анализ процесса работы помогает выявить диагностически важные особенности предпосылок интеллектуальной успешности или неуспешности.

10. Расположение картинок. Выявление порядка событий в серии картинок и расположение их в соответствующей последовательности. Составляемый обследуемым рассказ об этих событиях имеет значение при составлении характеристики, но в оценку по субтесту не включается.

11. Складывание фигур. Задания разной степени  сложности, выполняя которые обследуемый складывает из разных частей фигуры. Если одни фигуры, в основном, легко угадываются из совокупности форм составляющих их фрагментов или по нанесенным на фрагменты ориентирам, то другие фигуры найти и собрать определенно сложнее.

 

В отличие от увлечения «широкой публики» балльными оценками интеллекта, в патопсихологическом изучении показатель общего уровня IQ используют ограниченно, поскольку без уточняющих, дополнительных и сопроводительных сведений эти показатели, по существу, малоинформативны. Оценки эти могут колебаться в связи с изменениями состояния обследуемого и разнообразными внешними влияниями. Основное значение имеют качественные характеристики интеллекта, - как минимум, характеристики «профиля» (соотношение оценок успешности выполнения разных субтестовых заданий тестовой батареи), а также соотношение оценок вербального и невербального интеллекта.

Выполнение теста Векслера, обработка и анализ полученных по нему данных трудоемки. Это ограничивает его развернутое использование в повседневной практике, где задачи часто скромнее необходимых затрат на работу с ним.

В связи с этим, в патопсихологических обследованиях для определения уровня интеллекта нередко пользуются тестом Равена, оказавшимся чутким ко многим случаям интеллектуальной недостаточности. Рабочий материал заданий теста является невербальным, поэтому, если психолог применяет в обследовании тест Равена, для более корректной оценки уровня интеллекта следует также предложить и другие задания, требующие интеллектуальной работы со словесным и числовым материалом. Оперирование словами и числами в большей мере связано с культуральными особенностями обследуемого. Успешность же выполнения заданий теста Равена, как полагают, относительно независима от этого.

Работая с тестами для изучения интеллекта, важно обращать внимание на стиль деятельности обследуемого при выполнении заданий методики. Например, при нарушениях лобных долей мозга можно наблюдать проявления маломотивированности суждений или окончательных решений с соответствующей подвижностью намерений и трудностями тонкого целенаправленного регулирования своей деятельности до полного игнорирования ошибок в ней. При эпилепсии выполнение этих заданий часто сопровождается обстоятельностью, застреваниями. Сосудистые нарушения вызывают трудности поиска нужного слова и улавливания легко ускользающей нити мысли.

Иногда интенсивность проявления этих и других нарушений связана с тяжестью заболевания. Однако часто эта связь нелинейна, нередки смешанные (микстные) сочетания, поэтому лучше учитывать их как особенности мышления и как признаки определенных способов обращения с рабочим материалом, помогающие описать и объяснить интеллектуальную неуспешность в каждом конкретном случае. Этот подход особенно важен в связи с тем, что по исследованиям, проведённым Центром Равена, сами понятия интеллект, общие способности и т.п. не имеют той объяснительной силы, какую им обычно придают психологи, педагоги и другие заинтересованные специалисты.

Корректное определение уровня интеллекта является сложной задачей. В частности, как отмечается в описании диагностических критериев Международной классификации болезней десятого пересмотра, детализированные клинические диагностические критерии для умственной отсталости к настоящему времени не могут быть разработаны, т.к. основные характеристики, по которым эти нарушения обычно распознаются (низкие когнитивные способности и сниженное социальное функционирование), в большой мере зависят от социальных и культурных влияний. При решении этих вопросов в практических целях клиническому психологу предстоит, наряду с использованием стандартизованных методик, также пользоваться и многими внетестовыми данными, и накопленным опытом, и творческим поиском диагностических приемов, а то и новых тестовых средств.

 

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test