Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение влечений arrow Содержание понятия "влечение" у З.Фрейда
Содержание понятия "влечение" у З.Фрейда Печать E-mail

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «ВЛЕЧЕНИЕ»

 

 

 

(комментарий к работе З. Фрейда "Три очерка по теории сексуальности")

 

 

В. Н. Шлыков

 

 

Несмотря на время, прошедшее с момента написания тех или иных работ Зигмунда Фрейда, они остаются недопонятыми в полной мере до сих пор. В который раз, перечитывая их, поражаешься требовательности автора к себе и к читателю.

Глубочайшие мысли изложены так, что стоит хоть на строчку ослабить внимание, попробовать понадеяться на то, что непонятные при первом прочтении места объяснятся где-нибудь дальше, и большая часть содержания окажется не усвоенной, непонятой или, что ещё хуже, понятой вообще наоборот.

 

Одна из таких работ: "Три очерка по теории сексуальности". Ниже я попробую проследить одну, в общем-то, вспомогательную для темы "Очерков" линию.

 

Влечение. Среди понятий, введенных в обращение Зигмундом Фрейдом, понятие влечения - наиболее трудно представимое. Находясь на стыке телесного и психического, проявляясь только опосредованно, влечение, подобно "душе" не может быть найдено и описано иначе, чем через свои объект и цель.

В связи с трудностью определения точной характеристики влечения по этим весьма неопределенным параметрам представлялось полезным использовать источник влечения в качестве третьего способа определения влечения.

Подобное расширение служило и служит причиной существенных ошибок. Заглянем в такой значительный труд, как "Современный психоанализ" Х.Томэ и Х.Кэхеле. Там прямо говорится, что, "так как некоторые черты влечения, например, особый энергетический источник, отсутствуют у агрессии, это не оставляет места для признания влечения к агрессии". Далее, в качестве весомого доказательства правильности такого заключения, приводят мнения А.Фрейд и Кунца об отсутствии у агрессии всего специфического: органа, энергии и объекта.

В связи с этим необходимо точно выяснить, каким образом описывал влечение сам Зигмунд Фрейд.

В своей работе "Три очерка по теории сексуальности" он подробно разбирает как само понятие, так и весь ход размышлений, определивший содержание, которое он вложил в этот термин.

Действительно, в первом очерке, в разделе "Частичные влечения и эрогенные зоны" дано максимально общее определение: "Под "влечением" мы понимаем только психическое представительство непрерывного внутри соматического источника раздражения". Далее написано следующее: "Самым простым и естественным предположением о природе влечений было бы, что они сами по себе не обладают никаким качеством, а могут приниматься во внимание только как мерило требуемой работы, предъявляемой душевной жизни. Только отношение влечений к их источникам и их целям составляет отличие их друг от друга и придает им специфические свойства. Источником влечения является возбуждающий процесс в каком-нибудь органе, и ближайшей целью влечения является прекращение раздражения этого органа".

Можно, конечно, прекратить на этом размышления о том, чем характеризуются влечения, и, ссылаясь на это чёткое высказывание, требовать наличия специфического источника, специфической энергии и специфического объекта для доказательства наличия какого-либо особого, определяемого через них, влечения.

Тогда можно сразу прекратить чтение настоящей работы и заняться чем-нибудь более важным. Тем же, кого не удовлетворяют "самые простые и естественные предположения" я предлагаю продолжить.

Рассматривая во втором очерке инфантильную сексуальность, З.Фрейд приходит (и подводит читателя) к тому, что в младенчестве и детстве уже существует некое, не имеющее собственного органа, неприятное чувство напряжения, обусловленное центрально и спроецированное на периферические эрогенные зоны (раздел - "Инфантильная сексуальная цель").

Там же он пишет: "Поэтому сексуальную цель можно сформулировать следующим образом: важно заменить проецированные ощущения на эрогенные зоны таким внешними раздражением, которое прекращает ощущения раздражения, вызывая ощущения удовлетворения. Это внешнее раздражение состоит большей частью в какой-нибудь манипуляции…." И это относится отнюдь не только к инфантильной сексуальной цели, но к цели сексуального влечения как такового. Несколько ранее, в разделе "Сосание", З.Фрейд указывает три существенных признака инфантильных сексуальных проявлений: "Они состоят в присоединении какой-нибудь важной для жизни телесной функции, не знают сексуального объекта, автоэротичны, и сексуальная цель их находится во власти эрогенной зоны". Более того, в разделе "Частичные влечения" он прямо указывает, что детское сексуальное влечение не имеет такой потребности, как потребность в сексуальном объекте.

Важнейшее значение уделяется при этом обусловленному культурой латентному периоду. В его ходе всё накопленное разнообразие автономных сексуальных целей (т.е. способов достижения удовлетворения влечения) вытесняется. После завершения латентного периода в благоприятных условиях возникает некий качественный скачок и появляется возможность интеграции всех частичных влечений на базе достижения мгновенной разрядки напряжения способом, принципиально отличным от инфантильных.

В третьем очерке, в разделе "Примат генитальной зоны" раскрывается причина этого качественного скачка. "Одновременно и развитие гениталий продвинулось настолько вперёд, что они оказываются в состоянии выделять половые продукты или воспринимать их для образования нового существа. Таким образом, изготовился очень сложный аппарат, ждущий того, чтобы им воспользовались".

Трудно преуменьшить значение этих фраз.

Фактически, Фрейд утверждает (от обратного) ни много, ни мало, что для истинного влечения характерен период, в течение которого, для нормального последующего проявления, у влечения не должно быть ни специфического внутреннего источника, ни явно проявляющейся специфической энергии, ни объекта! Все это проявляется потом и может быть ясно различено только задним числом!

И действительно, младенец и ребёнок просто удовлетворяют свои физиологические потребности с удовольствием. Лишь с позиции взрослого можно идентифицировать то специфически сексуальное общее, которое есть в этих несхожих актах жизнедеятельности детей, но парадоксально отсутствует у взрослых (кроме случаев перверзии, разумеется).

Половые органы ребёнка настолько нефункциональны, (неизготовлены) что даже их прямое раздражение в ходе мастурбации дает только "нежные" ощущения.

Роль вытесненных инфантильных способов медленной разрядки сводится тогда у взрослого к провокации сохраняющихся центрально источников неприятного напряжения, которые, под прикрытием инфантильного удовольствия, маскирующего это напряжение, могут как бы сконденсировать напряжение в форме, пригодной для возможно полной разрядки посредством специализированного для этих целей аппарата.

Развивая эту мысль, Фрейд пишет: "Формула для новой функции эрогенных зон гласит: ими пользуются для того, чтобы при посредстве получаемого от них, как и в инфантильной жизни, предварительного наслаждения, сделать возможным наступление большего наслаждения от удовлетворения".

Далее в разделе "Теория либидо" З.Фрейд пишет: "Анализ перверзий и неврозов убедил нас в том, что сексуальное возбуждение возникает не только из так называемых половых частей, но из всех органов тела".
Исходя из этого, становится понятной необходимость столь длительного скрытого периода существования влечения. Ведь при проявлении влечения до установления защиты от неудовольствия, подобной инфантильному наслаждению в отношении сексуальности, создастся крайне неприятная ситуация. Личности придется непрерывно испытывать неустранимые неприятные напряжения во всем теле. Ведь влечение по определению есть "психическое представительство непрерывного внутри соматического источника раздражения".

И чем более общетелесно представлено влечение, чем полнее оно укоренено в каждой клетке тела, тем дольше должен быть тогда скрытый период, тем разнообразней частичные способы его удовлетворения за счет примыкания к специализированным телесным функциям органов, начинающих активно функционировать достаточно рано.

Определив понятие либидо, как специфической сексуальной энергии, отличной от всех других разновидностей психической энергии, З.Фрейд немедленно уточняет в следующем разделе: "Либидо, всегда и закономерно по природе своей - мужское, независимо от того, встречается ли оно у мужчины или женщины и не зависимо от своего объекта, будь то мужчина или женщина".

Чрезвычайно важно не упустить из виду содержание сноски к данному тексту: "Необходимо понять, что понятия "мужской" и "женский", содержание которых по общепринятому мнению кажется таким недвусмысленным, принадлежат в науке к самым спутанным и поддаются разложению по меньшей мере в трёх направлениях. Говорят мужской и женский: то в смысле активности и пассивности, то в биологическом, а также в социологическом смысле. Первое из этих трёх значений - самое существенное и единственно применяемое в психоанализе. Соответственно этому значению, либидо выше в тексте называется мужским, потому что влечение всегда активно, даже тогда, когда поставило пассивную цель".

Совершенно очевидно, что такое толкование либидо четко обозначает его место среди группы родственных по "мужскому" признаку влечений.

При всей мимолетности такого отвлечения от основной темы "Очерков" его значение велико, так как в этом пассаже явно появляются подступы к идее группы пассивных, "женских" не только по цели, но и по характеру, влечений, в дальнейшем описанных З.Фрейдом как Танатос.

Суммируя вышеизложенное, можно выделить следующее:

Только влечения, не имеющие общетелесной представленности, могут проявлять себя посредством особого, специфического поведения (цели) и характеризоваться легко определяемой специфической энергией и объектом без длительного подготовительного периода существования в виде частных влечений, внешне не связанных между собой, и латентного периода.

В ходе латентного периода существует шаткое равновесие между неприятным напряжением влечения и приятными частными способами его медленной разрядки.

Это равновесие приводит к видимому исчезновению всех проявлений влечения.

В течение всего периода, предшествующего латентному, влечение частично подавляется вместе с функцией, которую оно представляет, за счёт неприятных чувств, которые возникают при развертывании его активности выше того уровня, разрядку которого может обеспечивать частная цель.

Верны и обратные положения:

Обнаружение в разнообразных, не связанных между собой, проявлениях жизни личности постоянной чувственной особенности (например - наслаждения, как проявления сексуального влечения), может говорить о проявляющемся таким способом общесоматическом влечении.

Влечение, представляющее в психике функцию организма, существующую во всех структурах тела, сначала вообще не может проявиться иначе, чем в виде частных проявлений этого влечения, с возможностью, в неблагоприятном варианте, нарастать в рамках одной частной присоединённой функции, вместо появления все новых и новых ослабленных разновидностей частных влечений в благоприятном варианте.

В этот период ни о каких специфических особенностях не может быть и речи.

Для такого влечения обязательно должен существовать свой латентный период, когда исчезают, или существенно ослабевают все его проявления.

Только после завершения латентного периода возможно качественное преобразование проявления влечения. Тогда и только тогда у влечения появляются ясно различимые специфические источник, энергия и объект.

 

Целью настоящей работы не является сколько-нибудь исчерпывающее описание всего, относящегося к понятию влечение. Задача гораздо скромнее - постараться привлечь внимание к тем, в общем-то, ещё до конца не исследованным глубинам, которые раскрываются при внимательном прочтении наследия З.Фрейда. И если это хоть в какой-то степени удалось, значит цель достигнута.

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test