Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение эмоциональной сферы arrow Сигналы личности - гл. 3
Сигналы личности - гл. 3 Печать E-mail

 

 

СИГНАЛЫ ЛИЧНОСТИ

(ролевые игры и их мотивы)

 

Макс Люшер

 

 

 

ГЛАВА 3.

СИГНАЛЫ, ВЫРАЖАЕМЫЕ ОДЕЖДОЙ

 

Когда говорят: «Одежда делает людей», то имеют в виду — какова одежда, такова личность. Подобно этому, насколько тесно одежды прилегают к телу, настолько же тесно граничат между собой иллюзия и действительность. Так, всего лишь незаконно надетая офицерская форма может превратить какого-либо бедо­лагу и горемыку в знаменитого капитана из Кепенига. И наоборот, — сколь сильно действительность может воздействовать на внешнее проявление (вызывать ил­люзию), показывает сказка Г.Х.Андерсена «Новое платье короля». Ведь поскольку даже раздетый король ну просто никак не может быть голым, его народ воображает, что Их Раздетое Величество облачено в великолепные одеяния.

Бывают виды одежды, предназначенные для защиты тела от холода и сквозняков, например, теплые кальсоны или теплые дамские штаны. Бывают виды одежды, предназначенные для сокрытия какого-либо недостатка: так, под кокетливой шапкой может скры­ваться лысеющий череп.

Но бывают такие одежды, которые в качестве своей главной задачи имеют цель показать именно то, что они прикрывают. Древнейшая мода, сделав­шая столь популярным «показывание через сокрытие», — это мода на выкроенный церковными закройщиками фиговый листок. В отличие от этого мини-юбка является на целую ширину ладони больше щепетильной.

Будь то фиговый листок или кринолин, будь то короткая или длинная одежда, да и все, что люди когда-либо носили в качестве модных одеяний, — все это чистая условность, которую нельзя отнести на счет личности человека. Ходят ли мужчины гладко выбри­тыми или позволяют себе носить персональные бороды, носят ли они узкие или широкие брюки — это, как правило, не является признаком личности. И не мода, сколь бы необычной, выходящей за рамки или даже шокирующей она ни была, позволяет выносить сужде­ния о человеке, но направленность стиля и уровень стиля одежды.

По стилю одежды мы легко распознаем руководителя бюро или конторы, ремесленника, директора, уборщицу, актрису или нерадивого интеллектуала. Среди имею­щихся в наличии направленности стилей люди полубес­сознательно выбирают себе такую одежду, которая бы наилучшим образом соответствовала предусмотренной ими для себя роли.

В этих случаях одежда всегда является своего рода внешней облицовкой, своеобразным маскировочным покрытием. Текстильная упаковка должна представлять собой имидж предусмотренной роли. Текстильная обо­лочка должна повышать ценность ее нетто-содержимого. Бывают, например, такие не считающиеся ни с чем и довольно бесцеремонные бизнесмены, которых в полном соответствии с их ненасытной погоней, за прибылью и выгодой можно было бы представить в виде небритого неандертальца с подвязанным спереди фартуком из шкуры буйвола. Но они вовсе не выглядят -как южноамериканские партизаны или как великие охот­ники на диких животных, напротив — они, подобно владельцам отелей, придают особое значение не бро­сающейся на глаза и ухоженной одежде.

Если же мы направим наш функционально-психо­логический визир на окружающий нас текстильный мир, то текстильные оболочки станут прозрачными и под ними станут видны постоянные особенности и признаки личности.

 

 

ОДЕЖДА В КАЧЕСТВЕ РОЛИ-ИДОЛА И В КАЧЕСТВЕ РОЛИ-ЗАЩИТЫ

 

Некоторые люди вполне осознанно выбирают себе такую одежду, которая соответствует их идеалу, однако большинство людей делают это совершенно бессозна­тельно. В качестве идеала может выступать определенная личность: подруга, почитаемый учитель, политиче­ская фигура-идол или политическая группа.

Роль-идол от одного может потребовать, чтобы он был одет общепринято серьезно подобно манекену в витрине универмага, а его роль-защита запрещает ему снимать пиджак даже в самый разгар лета, даже если имеется опасность, что в результате теплового удара он превратится в наилучшим образом одетый труп.

Роль-идол революционера требует, чтобы расстегну­тый ворот его рубашки предоставлял для всеобщего обозрения грудь героя, а его роль-защита запрещает ему повязывать на собственную шею «буржуазный» галстук, даже при сибирских морозах.

Дама полусвета полагает, что она должна утрировать моду вплоть до экстравагантности. А вечно брюзжащие, всегда чем-то недовольные, разыгрывающие порядоч­ность, безвкусные и пошлые моралисты бывают просто счастливы, когда они выглядят подобно тряпке для вытирания пыли.

Классическая строгость, вполне приличествующая серьезному папаше, отдает затхлостью при сравнении с одеждой его бойкой и бесшабашной доченьки. Поскольку требования исполнения своего долга и моралистское уплощение и стягивание юных грудей не могут принести удовлетворения становящейся самосто­ятельной девушке, она демонстрирует эту свою неудов­летворенность провоцирующей укороченностью юбки или ее длиной, или просто привлекающей внимание деталью одежды.

Но экстравагантность бросает свой вызов вовсе не обязательно через сексуальное обнажение; можно, например, действовать на окружающие весьма дерзко, высокомерно и заносчиво дамски, благодаря всего лишь одной экстравагантной шляпке.

Экстравагантность, будь то прическа панка или провоцирующее парижское модельное платье, — это всегда повышенное притязание на значимость. Экстра­вагантность проистекает из чувства неполучения тре­буемого подтверждения и желательного признания. Это особенно характерно для людей, которые вместо само­воплощения ищут аплодисменты.

Тот, кто выбирает одежду исходя из того, прочна ли ее ткань на разрыв и не чувствителен ли ее цвет к загрязнению, тот хотел бы чувствовать себя полезным со своей окаменелой душой подобно крестьянину, возящемуся с навозом, но у такого человека для ощущения радости от эстетической элегантности начи­сто отсутствуют какие бы то ни было предпосылки. При этом, имеется в виду не «элегантность» для поля, леса или театра, которую стараются обрести, когда собираются выступить в качестве претендента на участие в каком-либо деле или когда хотят произвести хорошее впечатление в приличном обществе. Элегант­ность — это категорически не «изящный», «рафиниро­ванный» и «утонченный» аллюр, постоянно имитирую­щий роль-идол.

Эстетическая элегантность требует гораздо большего с двух точек зрения. Во-первых, каждый отдельный элемент одежды должен быть сознательно отобран по цвету, форме и рисунку и должен быть согласован с другими элементами одежды. Однако тот, кто выполнит эти условия и тщательно оденется, скажем, как деловой человек или старший официант, тот еще не элегантен. Элегантность требует еще одной, второй, и для многих недостижимой способности: к тщательно уравновешен­ной, пропорциональной и гармоничной целостности необходимо еще добавить нечто особенное, порожденное радостью риска и тщательно отобранное, своего рода «трюк», индивидуальную «изюминку», этакий, сформи­рованный собственной личностью оригинал. Эта особен­ность проистекает из способности радоваться прекрасному, из радости, создаваемой суверенно господствую­щей способностью комбинировать друг с другом формы, цвета и рисунок и создавать собственную гармонию.

Лишь тот, кто одевается из радости, тот может быть эстетически элегантным. А тот, кто лишь спрашивает, как он должен быть одет, чтобы понравится другим, чтобы выглядеть элегантно и модно, тот функционирует в качестве раба своей роли-идола. И его радость, вызванная его видом, есть не что иное, как тщеславное самоутверждение в роли-идоле. Однако эйфория само­утверждения проходит быстрее, чем успевает изменить­ся мода.

Безрадостность — это не только безразличие и равнодушие, но и опасение оказаться объектом критики, если не следовать, новейшей моде. И вовсе не из истинной радости, но из страха прилежно старается конформист подобно марионетке послушно дергаться вслед, за колебаниями моды: коротко-длинно, длинно-коротко. Он боится выглядеть несовременно и невыгод­но. Роль-защита решает, что следует надевать, а чего носить не следует. И лишь из страха перед критикой многие мужчины надевают свои белоснежные сорочки и тщательно отглаженные костюмы; не потому, что они действительно испытывают радость от этого или благо­даря этому великолепно себя чувствуют, но лишь потому, "чтобы не показаться неухоженными. И они стоят в униформе своей роли-идола столь же далеко от исполненной радости эстетической элегантности, как и простое неряшество, как и обычное безразличие.

Весьма впечатляет, когда наблюдаешь, как большин­ство людей в каждой своей одежде, сохраняют один и тот же уровень притязаний. Эстетически элегантно одетые люди даже домашнюю одежду носят так, что она соответствует тому же самому высокому уровню. Тот же, кто появляется на своем рабочем месте неряшливо одетым, тот штопает с помощью наперстка даже свое бальное платье.

Если бы мы однажды дали себе отчет в том, по каким ступеням уровней одежды, ранжируются опреде­ленные люди, то мы бы с удивлением обнаружили, насколько однозначно можно квалифицировать боль­шинство людей с этой точки зрения.

Таких ступеней уровней одежды насчитывается четыре:

 

(1) Элегантность: индивидуально и суверенно подобран­ная одежда из чувства чистой радости.

(2) Ухоженность: традиционно выбираемая имитация романа или непринужденно выбираемая одежда.

(3) Безразличие: дисгармоничная, но опрятная одежда;

(4) Запущенность: дисгармоничная и неопрятная одеж­да.

 

 

НАПРАВЛЕННОСТЬ СТИЛЯ ОДЕЖДЫ

 

Уже по одежде можно отличить служащего торговли от интеллектуала, графика от электрика, домашнюю хозяйку от уборщицы, парикмахера от учителя, по­скольку как уровень притязаний их одежды, так и направленность ее стиля совершенно различны. Хорошо одетая актриса носит совершенно иную одежду, чем хорошо одетая парикмахерша, ухоженный архитектор одевается иначе, чем хорошо одетый директор банка.

Четыре направленности стиля одежды образуют две полярные пары:

традиционный и оригинальный,

классический и новомодный.

 

 

ТРАДИЦИОННАЯ ОДЕЖДА СИНЕГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «синий»)

 

Национальная и форменная одежда являются стиля­ми одежды, связанными с традициями. К единообразию одежды стремятся всякий раз тогда, когда хотят выразить внешним проявлением единство или общность.

Тот, кто добровольно надевает на себя традиционную униформу, будь то национальное баварское летнее платье, форма религиозной армии спасения, платье монахини, одежда путника с красными чулками, костюм члена музыкального корпуса "или мужской костюм для верховой езды, тот документально свидетельствует, что он воплощает собой некую «высшую идею». Эта высшая идея может, разумеется, быть с самого начала различ­ного рода. Так, в случае ношения национального баварского летнего платья эта идея может означать: я благочестивая девушка; поэтому тот, кто меня соблаз­нит, того я хотела бы целиком. В идеальной упаковке это притязание означает «верность», которая, как известно, всегда символизируется через синее.

Тот, кто появляется в «униформе» нудиста, тот борется за существование в голом виде. Его высшая идея означает, что сколь скоро природа является естественно обнаженной, то и обнаженность является натурально естественной.

Всякая традиционная одежда, будь то национальная баварская юбка или профессорская мантия, проявляет идею и принадлежность.

 

 

ОРИГИНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА КРАСНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «красный»)

 

Художественно продуктивный в эстетической области тип поведения является предприимчивым и, радующим­ся переживаниям. Эстетически оригинальна, например, женщина, изготавливающая сe6e пляжный костюм из замши для протирки окон, или мужчина, выкраиваю­щий воротник рубашки, исходя из собственных пред­ставлений.

Тот, кто шьет одежду по купленным выкройкам, может конечно, прослыть прилежным и, возможно, экономным человеком. Оригинальным же будет тот, кто воплотит в реальность собственную идею, не имитируя никакую модель. При этом совершенно несущественно, будет ли он сам выполнять свой проект или это сделает кто-то другой.

Оригинальность выражается также» в выборе и комплектации отдельных элементов одежды. Тот, кто владеет уровнем эстетической элегантности, тот навер­няка является оригинальным. Однако далеко не каждое оригинальное создание или оформление, например, украшенная перьями корзиночка для хлеба, использу­емая в качестве дамской шляпки, обязательно должно быть эстетически элегантным. То юное создание, которое прикрывает дыры на пятках своих носков второй парой носков с дырами в их передней части, было бы оригинальным на протяжении всей своей жизни, но никогда не стало эстетом.

Истинная оригинальность проявляется в такой ду­ховно-психической установке, которая отличается вос­торженностью, заинтересованностью и интенсивностью эротических переживаний.

 

 

КЛАССИЧЕСКАЯ ОДЕЖДА ЗЕЛЕНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «зеленый»)

 

Классической является одежда, сшитая с учетом строгих правил консервативных обычаев в области одежды. Ему просто нельзя опозорится ношением «неправильной» одежды. Архиконсервативным является, например, английский биржевой маклер с котелком и зонтиком. Но в качестве классического обозначается всякий элемент одежды, сохраняющий привычный, стиль в противоположность к направлениям моды. В этом смысле мужские брюки из синей фланели могут быть пошиты столь же классически, что и черный смокинг или гладкое темное платье для коктейля.

Цвета обычно мягкие и спокойные, не пестрые, покрой в большинстве случаев простой. Тот, кто хотел бы производить на окружающих впечатление классиче­ского, тот должен выделяться своей скромной одеждой. Классически одевается тот, кто хочет цементировать свой авторитет и претендовать на престижную позицию. Классический стиль одежды выдает скрытое, но после­довательное притязание на значимость.

Эти люди требуют по отношению к себе внимания и даже уважения. Во всяком случае они ожидают, что будут оценены и признаны как особенная личность. Они воображают и сильно желают, чтобы их имя вследствие его безусловной важности всегда подчерки­валось бы красной линией в списках поздравлений по случаю нового года или дня рождения.

 

 

МОДНАЯ ОДЕЖДА ЖЕЛТОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «желтый»)

 

Новая мода изменяет цвета, модели и покрой одежды. Она живет преобразованиями и изменениями. В качестве моды она, разумеется, также является условностью, новой условностью. Она оппонирует по отношению к консервативным условностям и пропаган­дирует условность другого рода — новую моду. Она живет возбуждением и привлекательностью от нового, стремлением к переменам. Тот, кто подхватывает новую моду, тот не является оригинальным, однако он благоприятно относится к переменам, радуется или чувствует себя молодым авангардистом.

Однако тот, кто стремится к отличию от других; тот, кто намерен вызвать протест против привычного и признанного, тот охотно хотел бы стать оригиналь­ным. Такие хвастуны и выскочки являются не очень оригинальными, но экстравагантными. В экстравагант­ности находит свое выражение чрезмерное честолюбие и тщеславие человека, который втайне ощущает себя непризнанным.

Рядом с четырьмя ролями-идолами (традиционность и оригинальность, классика и мода) располагаются четыре роли-защиты (единообразие и разнообразие, консервативность и экстравагантность).

Роль-идол и защита могут выражаться в одном и том же направлении стиля, то есть в одежде одного и того же вида. Однако мотивы в этом случае совершенно различны: в направлении стиля можно переживать как сильнейшее чувство самоутверждения («Я теперь ши­карно выгляжу!»), так и состояние защиты в одежде определенного стиля из-за боязни критики («Как деловой человек, я не могу себе. позволить одеваться так, как это мне подходит»).

Мы различаем четыре направления стиля одежды в качестве роли-защиты:

(1) Однообразие одежды защитного красного типа поведения (минус «красный»)

(2) Разнообразие одежды синего типа защитного пове­дения (минус «синий»)

(3) Консервативность одежды защитного желтого типа поведения (минус «желтый»)

(4) Исключительность (эксклюзивность) одежды защит­ного зеленого типа поведения (минус «зеленый»).

 

 

ОДНООБРАЗИЕ ОДЕЖДЫ ЗАЩИТНОГО КРАСНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (минус «красный»)

 

Оригинальность предполагает наличие как изобрета­тельности, так и неподдельности. Первое требует интеллектуальных усилий, а второе — человеческой зрелости. Тот, кому такие издержки не по плечу, для кого такие душевные требования слишком глубоки, а духовные — слишком высоки, тот скатывается на уровень условностей. Его вялое сердце бьется ради конформности и единообразия. Стиль одежды традици­онного единообразия выглядит как кусок упаковочной бумаги, из года в год используемой для заворачивания носимых с собой завтраков. Галстук, дитя случая, остается вечно повязанным под воротником рубашки, он слегка распускается по вечерам и вновь затягивается по утрам, пока однажды, став уже слишком старым и совсем засаленным, не рассыпается на отдельные кусочки от дряхлости.

 

 

РАЗНООБРАЗИЕ ОДЕЖДЫ СИНЕГО ТИПА ЗАЩИТНОГО ПОВЕДЕНИЯ (минус «синий»)

 

У того, кому опротивела традиционность и непре­рывность, регулярность и повторяемость, у того возни­кает сильное стремление к переменам и разнообразию. Корни отвращения к всякой повторяемости, к тому, чтобы носить одну и ту же одежду в одном и том же обществе, или к тому, чтобы постоянно сталкиваться с человеком, который носит одно и то же платье, то есть корни страха перед непрерывностью произрастают из страха перед пустотой, характеризуемой отсутствием переживаний и раздражений (минус «синий»). Такое состояние раскрывает беспокойство и недостаточную готовность к душевной самоотдаче.

Уровень стремления к переменам, к разнообразию можно измерить по объему платяного шкафа или по количеству чемоданов, которые их обладатель возит с собой.

Тот, кто постоянной сменой костюмов держит свою публику в постоянном напряжении, тот, кто подобно хамелеону все время меняет свой внешний вид, тот явно хочет пробудить в людях впечатление о себе, как об интересной и оригинальной личности. Зритель обычно удивляется калейдоскопическому богатству пе­ремен внешнего вида такого человека, но едва ли кто-либо предполагает, что за этой пестрой картиной перемен скрывается сущность личности этого человека.

 

 

КОНСЕРВАТИВНОСТЬ ОДЕЖДЫ ЗАЩИТНОГО ЖЕЛТОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (минус «желтый»)

 

В то время как новая мода имеет свой особый смысл в изменениях и переменах и наряду с эротическим возбуждением особенно стимулирует также экономиче­ское потребление, консервативное поведение -отвергает эротику, «расшвыривание денег» и мотовство.

Именно поэтому бизнесмен выбирает консерватив­ный стиль одежды, чтобы показать, насколько рассу­дочным и расчетливым он является. За консервативной корректностью скрывается желание и воля путем регулярности и порядка создать и сохранить безопас­ность и уверенность. Часто внешний порядок должен воспитать порядок внутренний. Рекрут узнает в про­цессе обучения, что он будет плохим солдатом, если он забудет застегнуть все пуговицы на своем воинском мундире. Если же все пуговицы застегнуты, то он и сражается в надлежащем порядке и умирает в надле­жащем порядке за в надлежащем порядке «застегнутые» убеждения.

Консервативный стиль одежды выбирают люди, которые пытаются внедрить свой собственный порядок в неудобную для них действительность. На их лицах написаны смущение, озабоченность или кисловатая искусственная улыбка, поскольку они подчиняются своему животному усердию.

 

 

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ (эксклюзивность)

ОДЕЖДЫ ЗАЩИТНОГО ЗЕЛЕНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (минус «зеленый»)

 

Эксклюзивным является тот, кто ставит собственные притязания столь высоко, что лишь немногие могут, а иногда даже вообще никто больше не может составить ему партию. Эксклюзивность или исключительность — это особенность, но особенность вследствие- высокого качества. Тот, кто хочет быть особенным лишь за счет того, что он не такой, как другие, например, за счет того, что он носит шляпу задом наперед или за счет того, что он ее не снимает, когда все это делают за счет того, что он выдает непроизвольную отрыжку за произведение искусства, тот является не эксклюзивным, а экстравагантным, поскольку он не соблюдает критерии качества при реализации какого-либо особенного дей­ствия.

Эксклюзивность не исходит из каких-то оригиналь­ных идей или из собственного оформления, но она является выражением высшей эстетической способности к оценке и выбору. Настоящей эксклюзивности просто наплевать на известные имена модных певцов и их этикетки. Эксклюзивность связана отнюдь не с высо­кими ценами, а со способностью оценки эстетического совершенства и выбора особенного.

В противоположность экстравагантности, жаждущей публики, в случае эксклюзивности речь идет об эстетическом качестве. В этом случае любят особую красоту вещей. И при этом совершенно не имеет значения, приобретены ли элегантные туфли в Милане или найден ли кашмирский пуловер именно в Лондоне.

Тот, кто ищет эксклюзивности, тот переживает при открытии (обнаружении) совершенства глубокую эро­тическую радость, ощущение эротического осчастливливания Поэтому он обращает себя к эстетическим предметам, украшениям, одежде, вещам, украшающим жилище, или к предметам искусства. Нередко в этом обретают переживание удовлетворяющей гармонии, от­сутствующей в отношениях с партнером.

Тот, кто эксклюзивно одевается, тот является чувствительным и требовательно-разборчивым. Он внут­ренне напряжен, так как у него есть идеальные требования. Поскольку он не хотел бы отказаться ни от чего, он «спасается» в своих частных «небесах» на поверхности Земли, в эксклюзивном эстетизме.

Нижеприведенное сопоставление демонстрирует род­ственность между четырьмя ролями-идолами и четырьмя ролями-защитниками:

 

 Роль-идол Роль-защита

(плюс «красный») (минус «красный»)

оригинальный единообразный

(плюс «синий») (минус синий»)
традиционный переменный

(плюс «зеленый») (минус «зеленый»)

классический эксклюзивный

(плюс «желтый») модный, (минус «желтый»)

консервативный

 

Эти восемь ролевых признаков могут проявляться как по отдельности, так и комбинировано. Модно и одновременно с этим экстравагантно одеваются, например, молодые люди, которым хотелось бы продемонстрировать свое стремление к независимо­сти, свою оппозицию и свою самостоятельность по отношению к родительскому поколению.

В классическом духе и одновременно с этим консервативно одетые люди отстаивают в своем чопор­ном достоинстве стремление к безопасности, к уверен­ности.

С другой стороны, связанными между собой могут оказаться также и роли-идолы. Истинная оригиналь­ность может до конца использовать новую моду в качестве арены для «прогуливания» идей.

Тот, кто с увлечением модно и оригинально одевается, тот склонен к контактам и к общению. Однако, несмотря на спонтанную отзывчивость, такие люди дают себе отчет в том, принесут ли им новые отношения плодотворное обогащение.

Часто традиционный национальный костюм обогаща­ется за счет оригинальных, самостоятельно разработанных декоративных образцов. Такая оригинальность является признаком семейного согласия.

Тот, кто традиционно (плюс «синий») и классически (плюс «зеленый») появляется во фраке, будь то бургомистр или старший официант, тот свидетельствует о своем притязании на особенность, на. своеобразие.

Одежда может либо защищать тело, либо украшать его. Защитная оболочка становится декоративной упа­ковкой.

Подобно тому, как сигаретная упаковка явственно подчеркивает определенный рыночный имидж для вы­ражения совершенно определенной целевой группы, люди одеваются (по большей части бессознательно) в соответствии с определенным ролевым имиджем, по­скольку это облегчает им контакт с их целевой группой. Так, предприниматель с недоверием настораживает­ся, когда он видит принадлежащего к другой обще­ственной группе своего специалиста по рекламе «лег­ковесно» и небрежно одетым.

Наполовину бессознательно, но почти молниеносно умеем мы распознавать эмоциональную роль и соци­альный статус человека на основании внешнего вида его одежды. Тот, кто хорошо разбирается в психологии цвета, легко обнаруживает, сколь дифференцированным языком сигналов через нюансы цвета и через сочетание цветов или через рисунок ткани, через качество материала человек изъявляет свою эмоциональность.

Тот, кто знаком с этим, тот знает, насколько точно и полно окружающие люди, воспринимают эти бессоз­нательные сигналы, даже если в качестве конечного результата на уровне сознания осознаваемо ясным для них остаются лишь два критерия: «симпатичный» или «несимпатичный».

 

 

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test