Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение эмоциональной сферы arrow Сигналы личности - гл. 5
Сигналы личности - гл. 5 Печать E-mail

 

СИГНАЛЫ ЛИЧНОСТИ

(ролевые игры и их мотивы)

 

Макс Люшер

 

 

 

 

 

ГЛАВА 5.

ЭРОТИЧЕСКИЕ «ВЫСКАЗЫВАНИЯ» УКРАШЕНИЙ

 

Есть много видов украшений, от бус из семечек до многократных ожерелий из бриллиантов чистейшей воды. Есть много возможностей демонстрации украше­ний от интимной золотой цепочки вокруг живота до украшающих наклеек на стекле автомобиля или чемо­дане.

Однако есть лишь немного мотивов, побуждающих людей украшать собственное тело с ног до головы и собственное имущество от постельного белья до запас­ной автопокрышки какими-либо украшениями. Тот же самый мотив, то же самое притязание на значимость может породить: у женщины желание спать на постельном белье с вышитой монограммой, у мужчины вызвать чувство гордости от украшения своего автомо­биля серией фар и прожекторов, а также пестрыми наклейками везде и повсюду.

Когда африканский негр продевает палочку сквозь собственный нос, когда индийская женщина украшает свой нос бриллиантом или когда люди на другом континенте надевают перстень с печаткой, то все эти действия могут оказаться вызванными одним и тем же мотивом. Поэтому, когда мы рассматриваем украшение в качестве сигнала личности, то имеем в виду не квалифицирование предмета-украшения, а мотивацию его владельца.

Украшение не служит никакой полезной цели. И даже когда- хотят ложно представить якобы практиче­скую полезность такого рода действий или предметов, утверждая, что монограмма на простынях исключает возможность их перепутывания, что панель управления дополнительными фарами дает возможность особенно хорошо освещать ночную дорогу, а перстень служит для запечатывания писем, едва ли кто-либо поверит, что это было истинной причиной приобретения этих украшений. Как раз именно бесполезность и техническая нецелесообразность всех украшений делают их особо богатыми своей выразительностью сигналами личности.

Поскольку при покупке любою украшения для себя его выбор осуществляется с особо тонкой чуткостью и внимательностью и направлен на то, чтобы определить, «красив» ли этот предмет, то есть соответствует ли он собственному вкусу, вид выбранного украшения рас­крывает образ или способ чувствительного эротического

переживания.

Чувствительность и эротику причисляют к интимной области потому, что они охватывают ожидания и отношения, которые их обладатели хотели бы в наименьшей степени подвергать критике или ставить в невыгодное положение. При эротическом поведении и равным образом при выборе, украшений имеется в виду эмоциональная-согласованность. То, что в интимной области выражается как эротика, может соответственно отразиться в установке по отношению к украшению. Именно поэтому украшение становится эротическим сигналом личности, ее эротическим «высказыванием».

Украшать можно окружающий мир, рабочее место и особенно — собственное жилище. Предметы, служа­щие для практического использования, такие, например, как - наручные часы, дамская сумочка, чемодан или автомобиль, также могут быть по собственной воле их хозяев украшением или, по крайней мере, обретать функции украшений.

Третья область — это украшение собственной личности одеждой и предметами украшения.

Четвертая область — это украшение собственного тела с помощью цвета: окраска волос, макияж, солнечный загар, маникюр и педикюр.

В каждой из этих четырех сфер, отдельные люди могут иметь установки различного рода. Так, у одной и той же женщины может быть прекрасно выполненный макияж, платье при этом может быть не совсем в порядке, а квартира вообще напоминать поле сражения после битвы.

У прирожденной домохозяйки квартира может быть в идеальном порядке, но ее платье может представлять собой образец безвкусицы, а весь ее макияж может состоять из одной кислой мины.

В это разделе мы ограничимся украшениями третьей сферы, то есть теми украшениями, которые одевают на себя.

Здесь обязательно следует различать, какая именно часть тела и каким украшением украшается. Ведь одна и та же золотая цепочка говорит о разном в зависимости от того располагается ли она на животе, на шее или на суставе ноги. Одно и то же бриллиантовое колечко изменяет свое значение в зависимости от того, надето ли оно на безымянный палец или на мизинец и находится ли оно на пальце в единственном числе или рядом с ним располагается еще одно кольцо.

Телесное украшение обычно подчеркивает всю об­ласть тела, а не только украшенное им определенное место. Укрепленные на мочках ушей клипсы подчер­кивают и отмечают не ухо, а скорее лицо в целом. Браслет притягивает взгляд не к суставу руки, а к предплечью. Цепочка на голеностопном суставе направ­ляет взгляд на область ноги. Расположенное на пальце кольцо вводит в поле зрения всю кисть руки.

Каждый палец руки имеет собственное выразитель­ное значение. Поэтому то, на каком пальце надето кольцо, изменяет также и назначение сигнала.

Безымянный палец располагается с пассивной ин­дифферентностью между более длинным суверенным средним пальцем и готовым к «прыжку налево» (увлечению, любовным интрижкам, шашням) мизинцем.

Безымянный палец представляет восприимчивую, чувствительную и сентиментальную область человече­ского нрава. Если на него надето обручальное кольцо, то это указывает на супружество, как на состояние. Если же на безымянный палец надето украшающее кольцо, то выразительная характеристика и «высказы­вание» кольца относятся к области душевного состоя­ния. Если кольцо небольшое и отделано традиционно случайными декоративными формами, то это позволяет предположить, что душевная установка по отношению к любовному партнеру является недифференцированной и подобной клише. Но если кольцо на безымянном пальце большое, чрезмерно украшенное и провокаци­онно бросается в глаза, то можно предположить, что и эмоциональное поведение носителя такого кольца чрезмерно бурное, экзальтированное или даже истери­ческое.

То же самое кольцо, носимое на среднем пальце, еще больше подчеркивает и драматизирует эту харак­теристику, так как средний палец представляет область чувства собственного достоинства, самолюбия и тщесла­вия.

Указательный палец, который столь часто при говорении становится жестикулирующим актером, вы­ражает целеустремленное волевое поведение, инициа­тивное действие. Тот, кто украшает кольцом свой указательный палец, тот декорирует свои волевые импульсы и предположительно является самовластным диктатором, самонадеянным, самоуверенным и надмен­ным человеком (Генрих VIII, Ришелье).

Мизинец в качестве аутсайдера (крайнего) может легко оттопыриваться. Он легко отходит в сторону в прямом и в переносном смысле и совершает «свои отклонения от заданного маршрута» (имеются в виду любовные интрижки, походы «налево» и т.п.). Такие эротические или духовные «уходы в сторону» могут быть своенравными, капризными или оригинальными. Тот, кто украшает мизинец, показывает с помощью кольца в качестве выразительного средства, каким' образом он хотел бы переживать свое личное своеоб­разие.

Если кто-либо носит на мизинце традиционный, оправленный в золото бриллиант, то этот -человек притязает на особую, выделяющуюся общественную, значимость.

Если же молодая дама носит на мизинце несколько эстетически изысканных, согласованно подобранных нетрадиционных колец, то в этом случае можно предположить, что она ищет оригинальные побуждения или импульсы (стимулы) и с любопытством идет навстречу эротически привлекательному и особенному и хотела бы при этом с чувствительным вниманием переживать много новых впечатлений.

Ну, а что же за сигналы представляют собой золотые цепочки на животе и на голеностопном суставе? Манекенщицы часто совершенно необоснованно утвер­ждают, что они носят золотую цепочку вокруг бедер для того, чтобы можно было мгновенно регистрировать любое изменение охвата бедер и веса. Но на самом-то деле при этом «на цепи» пребывает не одна лишь плоть. Сюда следует присовокупить также чувственный и сладострастный взгляд, а также игру обнаружения, удерживаемую этой цепью на ее кульминационном . уровне.

Золотая цепочка в качестве декоративного символа стыдливого покрова осуществляет свою кокетливую привлекательность.

Золотая цепочка на голеностопном суставе — это вовсе не тайный знак лесбиянских отношений или лесбиянской связанности, как многие полагают. На самом деле — это сигнал полностью раскрываемой, раскрепощенной, охватывающей все тело сексуальной физической осознаваемости.

Тот, кто ухаживает не только за своим лицом и руками, но также за своими ногами и ступнями и украшает их, тот любит не только головой и сексу­альным органом, но всем своим телом, которое является у него чувствительным сладострастным органом.

Спрашивая о мотивах, почему люди украшают себя, следовало бы спросить и о том, почему некоторые из них не украшают себя. Одни хотели бы появляться в окружающем их мире украшенными и «подгримирован­ными», другие — предпочитают не украшать себя вообще.

Первые, применительно к нашим культурным собы­тиям, и в первую очередь женщины, хотели бы с помощью эмоционально привлекательного возбуждаю­щего средства — украшения представить себя как личность. Вторые, группы без украшений, хотят, чтобы их ценили в качестве личностей без этих материальных сигналов. Ремесленники и деловые люди воспринимают внешнее проявление по функциональному целесообраз­ному поведению. Противоположность этому разумному деловому фасаду являются богато декорированные хиппи и панки с их идеологиями чувств.

Подчеркнуто неукрашенным является отрешенный от всех радостей монах. Насильственно захваченной, ук­рашенной одним лишь галстуком, является сухая душа служащего. Сухая педантка, лишенная женственности — синий чулок, чувствующая свою непривлекатель­ность, с упорством самоотречения также избегает всяческих "украшений.

Женщины, чувствующие себя покинутыми или обманутыми, либо такие, партнеры которых не удов­летворяют ни одному из их притязаний, не имеют никакой охоты делать себя привлекательными с по­мощью украшений. Однако сверкающий гарнитур из­влекается на поверхность всякий раз, когда возникает новая влюбленность или по крайней мере внутренняя готовность к ней.

Тот, кто украшает себя украшениями, делает это под влиянием мотивов четырех различных видов и тем самым непреднамеренно выдает образ (или вид) своих интимных эротических переживаний:

 

1. Стремление к защищенности, безопасности, укрытости.

2. Стремление к престижу.

3. Стремление к сексуальному раздражению.

4. Стремление к красоте.

 

Эти четыре совершенно различных мотива имеют своим следствием то, что в соответствии с ними выбираются также четыре различных вида украшений. И поскольку эти четыре вида украшений должны удовлетворять различные потребности, они различаются своим материалом, размерами и обработкой.

При оценке мотивов потребностей форма и цвет украшения имеют значение, как выражение эмоцио­нальных установок, в то время как стоимость важна лишь для престижных украшений.

 

 

НЕБОЛЬШИЕ, ТЩАТЕЛЬНО ВЫПОЛНЕННЫЕ УКРАШЕНИЯ,

СТРЕМЛЕНИЕ К ЗАЩИЩЕННОСТИ И УКРЫТОСТИ СИНЕГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «синий»)

 

Это не случайно, что украшение в большинстве случаев является маленьким. То, что является малень­ким и слабым, то, что подобно новорожденному должно быть окружено заботой, нуждается в бережном и исполненном любви внимании. Точно такую же эмо­циональную установку по отношению к украшению обретают те люди, которые хотели бы видеть в нем достойную любви драгоценность. Они ищут и восхища­ются такими украшениями, которые своим внешним видом создают впечатление, что они изготавливались с очень большой любовью, с бесконечными стараниями и терпением.

Такое преимущество имеет место по отношению к античным и традиционным украшениям, созданным с огромным чувством формы, с техническим умением и с большими затратами труда. В таком украшении восхищает прежде всего его миловидность, его «славность», «приятность», «симпатичность».

Миловидное и симпатичное украшение вовсе не обязательно должно быть дорогим. Иногда, особенно это характерно для украшений, являющихся продуктами народных ремесел, украшения изготавливаются из простого металла, керамики и полудрагоценных камней, или из дерева и фруктовых косточек.

Поэтому тот, для кого в первую очередь важным является распознание, вложенных в украшение стараний и любви, заботливого внимания и терпеливости, тот ищет на самом деле в украшении символ окруженности заботой, символ укрытости и защищенности. Миловид­ные и симпатичные украшения, маленькие драгоценно­сти... для взрослого — это то же самое, что плюшевый мишка для ребенка.

Частыми формами таких украшений-драгоценностей являются округлости, переплетенные гирлянды и круги. Типичные цвета — темно-синий (как, например, сапфир) и темно-красный (как, например, рубин). Такое украшение носят преимущественно вблизи сердца, в большинстве случаев на нашейной ленточке и часто в качестве броши на груди,

Символика креста (горизонталь — покой; вертикаль — стабильность; прямой угол — фиксированность (определенность, прочность) передает формально и одновременно религиозность, безопасность и укрытость. Поэтому «бойкие и бесшабашные» девушки, образ жизни которых является настолько «нехристианским»,-что их потребность в безопасности и укрытости (защищенности) становится особенно большой л силь­ной, удивительно часто носят крестик на шее.

 

 

ПРЕСТИЖНОЕ УКРАШЕНИЕ,

СТРЕМЛЕНИЕ К ЗНАЧИМОСТИ ЗЕЛЕНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «зеленый)

 

Дорогое украшение является разумным капиталов­ложением с распределенным риском за счет многократ­ного использования. Украшение в качестве капиталов­ложения имеет то преимущество, что им можно одарить супругу и затем демонстрировать ее или выставлять на показ богато украшенной, чтобы через нее указывать всем, что и сколько имеет супруг такой женщины. Такая оргия удовольствия от владения превращает престижное -украшение в кредо высшего снобизма. Поэтому, само собой разумеется, что утонченная дама носит свое жемчужное ожерелье подобно тому, как собака носит ошейник, когда выходит погулять. Поэ­тому же сверкающая бриллиантовая булавка, воткнутая в галстук джентльмена, столь же необходима, что и деревянная зубочистка, торчащая из маринованной селедки. Колышащийся подобно жирному двойному подбородку висит на запястье золотой браслет. Подобно пронизанному скучищей глазу карпа таращится в своей округлости солитер на безымянном пальце в надежде пробудить восхищение в чьем-либо завистливом взгляде.

Такие традиционные украшения, как кольцо с жемчужиной, кольцо с бриллиантом, сапфир в брил­лиантовой оправе, золотые браслеты и ожерелья — все это сигналы традиционного притязания на престиж.

Когда же человек, придерживающийся мнения, что «всякое маленькое не может быть ценным», подстегивает свое признание на престиж к тому, чтобы сделать как можно больше «регионов своего тела» предметом «золотой лихорадки», то он начинает напяливать на свои пальцы по стольку колец рядом друг с другом, сколько ему позволяет его дурной вкус.

Престижное украшение — это сигнал притязания на значимость (плюс «зеленый»). Но потому, что под золотой и бриллиантовой горой постоянно скрывается личинка майского жука, которая хотела бы стать не только майским жуком, но и бабочкой и которая с трепетом жаждет признания, учит нас детская школа человековедения.

Престиж желает импонировать. Ему так и хочется недвусмысленно дать понять своему ближнему: «Я тот, кем ты никогда не станешь, так как я обладаю тем, чего ты не имеешь.» И для этого вовсе не нужен человеческий замок, который все равно можно показать, лишь находясь у себя дома, а не на людях. Для этого достаточен всего-то маленький гербик в петлице, показывающий на: каждом шагу, везде и повсюду любому и каждому, почему он должен почтительно и благоговейно опускаться на колени перед носителем такого знака. Этих гербиков и значков существует великое множество, не менее, чем песчинок в море. Будь то знак ротарианского (масонского) клуба, орден почетного легиона, значок футбольного клуба или союза певцов, спортсменов, квартиросъемщиков и т.п., во всех случаях каждый, кто украшает себя таким престиж-сигналом, тот свидетельствует, что он является совер­шенно особенным человеком. Но, несмотря на это, у таких людей есть и кое-что общее: каждый из них самый важный.

 

 

РАЗДРАЖАЮЩЕЕ УКРАШЕНИЕ

СТРЕМЛЕНИЕ К СЕКСУ КРАСНОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «красный»)

 

Шикарная Лола, вытатуированная на груди моряка, — это не всегда искусство, но в каждом случае — это украшение. Кожаный браслет на запястье — это не всегда защитная повязка, но гораздо чаще — украша­ющий поясок, особенно для подчеркнуто мужского запястья, сигнал-украшение «твердого и сурового муж­чины».

Стальные цепочки на запястье являются не призна­ком пленения, а признаком твердого и жесткого мужчины, который хочет освободиться от собственной неуверенности в себе.

Зубы, клыки, кусочки меха, болтающиеся на шее; кисточки, блестки и мишура, а также меховые воротники и меховые оторочки на рукавах верхней одежды и на пальто — все это украшения с сексуально подчеркнутым характером раздражения. Однако они подчеркивают не твердую и суровую мужскую вырази­тельность, как это имеет место в случае металлических цепочек и кожаных деталей, а они выпячивают (как, например, мех и мишура) привлекательность и раздра­жение мягкого, увлеченного игрой, ласкового и легко сближающегося.

Раздражающие украшения (как, например, татуи­ровка или бросающийся в глаза макияж) часто носят провоцирующий, привлекающий внимание, а иногда явно экстравагантный характер. И намерение носителей таких украшений вовсе не в том, чтобы быть прекрасной подобно мадонне, но в том, чтобы раздра­жать, стимулировать, провоцировать, возбуждать.

 

 

ЭСТЕТИЧЕСКИ ОФОРМЛЕННЫЕ УКРАШЕНИЯ,

СТРЕМЛЕНИЕ К КРАСОТЕ ЖЕЛТОГО ТИПА ПОВЕДЕНИЯ (плюс «желтый»)

 

В качестве «прекрасного» воспринимается то, с чем бывают единодушны, с чем бывают согласны. Поэтому и говорят: «Погода прекрасная» или «Это прекрасно, что ты пришел». Однако объективная эстетическая красота не спрашивает о персональном совпадении вкусов по поводу предметов или ситуаций, она спрашивает лишь о том, гармонируют ли отдельные части как целое.

Эстетически прекрасной является картина, чьи формы, цвета и найденное содержание гармонируют как единое целое. Поэтому эстетически прекрасным может быть даже велосипедное колесо с ржавыми спицами. Престижные же или сексуально раздражающие украшения с их провоцирующей экстравагантностью часто противоречат эстетической оформленности.

Мы обозначаем как эстетически оформленное укра­шение, такое украшение, которое выбрано или отобрано по эстетически оформленному желанию. Это могут быть, например, клипсы или серьги, отобранные так, что они эстетически подходят к прическе или платью. Это может быть пояс с соответствующей пряжкой, если цвета брюк и рубашки или платье требуют такой горизонтальной разделительной линии.

Наручные часы-браслет, которые надевают подобно ботинкам по соображениям полезности и целесообраз­ности, могут висеть на руке просто в качестве технического хронометра. Но они могут быть и деталью, украшающей руку.

Однако тот, кто надевает часы, отделанные брил­лиантами, солитер или жемчужное ожерелье, отправ­ляясь на прогулку на парусной лодке или собираясь заняться верховой ездой, тот может, конечно, разби­раться в ветрах, и лошадях, но в украшениях он, вероятнее всего, ничего не понимает.

Тот, кто использует украшения для того, чтобы эстетически украсить себя, то есть тот, кто комбинирует на себе элегантно подходящие друг к другу вещи и комплектует их в - соответствии со своей личной оригинальностью так, что все они вместе образуют единое эстетическое целое, тот действительно понимает, что такое красота.

Эстетически оформленная красота — это сигнал для личности, которая держит себя открытой для привле­чения к себе своего окружения с высокой чувствитель­ностью и стремится создать (или сформировать) гармо­нию ощущений.

К этому однако вовсе не стремятся так называемые «нанятые» или «приглашенные на работу» представи­тели искусства. Когда они создают заказанные выска­зывания и, например, малюют социальную критику, по всем правилам искусства ваяют образы героев или в качестве первооткрывателей и провозвестников хаоса штурмуют «целостный мир», то они пропагандируют свою личную точку зрения на окружающий мир. И это не только их личная тема, но почти всегда также и их собственная проблема.

 

 

 

 

 

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test