Главное меню
Главная
Новости
Материалы
Справочник
 
Главная arrow Материалы arrow Психодиагностическое изучение эмоциональной сферы arrow Сигналы личности - гл. 6
Сигналы личности - гл. 6 Печать E-mail

 

СИГНАЛЫ ЛИЧНОСТИ

(ролевые игры и их мотивы)

 

Макс Люшер

 

 

 

 

ГЛАВА 6.

РЕЧЕВЫЕ ОБОРОТЫ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ УСТАНОВОК

 

«Собственно говоря, можно, так сказать, сказать многое без того, чтобы, по сути дела что-либо сказать. Или нет?» Краткую суть длинной речи измеряет теоретик в области информатики. Все, что имеет смысл, он называет «битом». Если из длинной речи- извлечь то, что называется битом и информацией, то все остальное — это «бла-бла-шум», называемый избыточ­ностью (информации). Но как раз постоянно повторя­ющиеся и не несущие значимой информации «слова-наполнители», «слова-вставки», называемые в лингви­стике «цеппа», например: «не правда ли?», «так сказать» и т.п., относятся к наиболее показательным и к наиболее содержательным сигналам, поскольку они очень точно отражают эмоциональную установку чело­века. Всего лишь в нескольких фразах такие опреде­ленные, «выдающие человека» выражения могут повто­ряться столь часто, что поразительно быстро позволяют познать образ мыслей и манеру переживаний говоря­щего.

«Да» и «нет» в словесных выражениях могут проявляться в замаскированном виде, но они порой делают образ или манеру переживаний человека гораздо более очевидными, нежели прямо высказываемые им его утвердительные или отрицательные точки зрения. Так, на вопрос о том, понравилась кому-то постановка того или иного фильма, можно получить ответы «да» или «безумно хорошая», «нет» или «дикая чепуха».

 

 

СТУПЕНИ ПРИЯТИЯ И НЕПРИЯТИЯ

 

Приятие, согласие, утвердительный ответ и непри­ятие, отрицательный ответ могут быть выражены на различных эффективных ступенях. Деловитое «да» на второй эффективной ступени может стать подчеркнутым и подтверждающим «совер­шенно верно», «так точно», «точно», «правильно». На третьей ступени согласие, например, с похвальным отзывом, которым хотят поощрить другого человека, может принять формы: «отлично», «очень хорошо», «замечательно».

При переходе от третьей к четвертой ступени, то есть, например, от «очень хорошо» к «чудесно» происходит преодоление определенного существенного (психологического) порога. После похвального отзыва или похвальной квалификации, которая всегда остается деловой и подразумевается как деловяя, следует сту­пень, на которой человек прежде всего хотел бы выразить свое умиление, волнение, взволнованность: «великолепно», «неописуемо», «чудесно», «сильно» или «фантастично».

Высшей аффективной ступенью приятия, согласия, утвердительного ответа хотят сообщить другим о своей полной захваченности (чувствами) и, тем самым, способности к наиболее , интенсивному выражению чувств. В этом случае считают что-либо «безумно замечательным», «ну просто с ума сойти можно», «ужасно великолепным», «жуть, как здорово» (или у современной молодежи: «ну, я тащусь», «обалдеть можно», «я балдею» и т.п.).

Отрицание также может выражаться на пяти аф­фективных ступенях. Деловитое «нет» в качестве ответа на первой ступени может возрасти до критической оценки: «неправильно», «не соответствует» или «иск­лючено» на второй ступени.

На третьей ступени оно вырастает до дисквалифи­кации: «плохо», «неразумно», «безрассудно», «неумело» или «глупо».

При отрицании переход от третьей к четвертой ступени также образует важный порог. Здесь также деловитая квалификация переходит в субъективное эмоциональное выражение. Вместо дисквалификации «плохо», «неразумно» появляется аффективная ступень возмущения: «абсолютная бессмыслица», «не может быть и речи», «ужасно», «отвратительно», «страшно», «ужасающе», «мерзко», «дело дрянь». Возмущаются при этом в тонкой манере, перенося ударение на «очень», «очень неприятно».

На пятой, высшей аффективной ступени отрицание выражается как отвращение. С помощью слов «чепуха», «дерьмо» и тому подобных стилистических упражнений выражаются неудовольствие. Тот, кто часто употребляет такие слова, показывает их однообразие, что его установка на неудовольствие становится его жизненной позицией, его образом жизни.

По повторению не несущих информацию аффектив­ных слов можно очень быстро распознать, на какой именно аффективной ступени находится человек. Эмо­циональная установка может быть легко считана со шкалы от + 5 до -5, как со шкалы термометра, от «безумно замечательно» до «ерунда».

Аффективное поведение может быть различным в зависимости от окружающей среды. Так, бизнесмен, который старается стимулировать отношение своего служащего к работе, как «пришпоривая»его упреками, так и «подмазывая» его похвалами, обычно предпочи­тает обходиться такими формулировками как «очень неприятно» и «очень хорошо». Однако, находясь в домашней обстановке и держа перед своим лицом газету подобно разведенному разводному мосту, он выражает свое согласие вместо артикулированного «да» гнусавым «угу», а свое «нет» — растянутым «не-а». В комнате же своей подружки показания его аффективного термометра подскакивают довольно высоко. Он начинает считать все «просто чудесным» и «жутко хорошим». Ну, а если он почувствует себя здесь разочарованным, то выражает это словами «ужасно», «потрясающе плохо» и «страшно».

Когда приходится наблюдать человека, который по одному и тому же поводу один раз аффективно соглашается и приемлет что-то, а в другой раз аффективно отрицает -это, то в большинстве случаев удастся установить, что оба аффективных выражения (плюс- и минус-функция) находятся на соответствую­щих равнозначных по своей интенсивности ступенях.

Тот, кто подтверждает словами «так точно», тот определенно говорит и «об этом не может быть и речи». Тот, кто высказывает свою похвалу словом «отлично», тот дисквалифицирует что-либо на той же третьей аффективной ступени словами «глупо», «неразумно».

Тот, кто выражает свою эмоциональную захваченность и восторг словами «упоительно», «неописуемо прекрасно», тот отрицает также с позиций четвертой аффективной ступени, выражая свое разочарование словами «ужасно», «страшно», «отвратительно» и счи­тает «совершенно невозможным» все, что противоречит его высказываниям.

Тот же, кто переполнен позитивными эмоциями на пятой аффективной ступени и находит ситуацию «безумно замечательной» или «нестерпимо прекрасной», тот переключает выражение своих аффектов в случае разочарования в собственных ожиданиях на слова: «это мне осточертело», «проклятая чепуха», «дерьмо».

В таблице 5 дано сопоставление на словесных примерах пяти аффективных ступеней приятия (одоб­рения) и отвергания.

Между одобрением (приятием) и отрицанием (отверганием) располагается нерешительность (неопреде­ленность). Она может быть лишенной аффекта и натуральной «может быть», «дело в том, что...».

Однако только кажущаяся нерешительность типа «я не знаю, но...», как выражение эмоциональной уста­новки, — это уже содержательный сигнал. Тот, кто говорит: «Я нe знаю, но полагаю, что...», тот очень хорошо знает, каково его мнение, однако он опасается, что его правота не будет признана и что его мнение не будет ни разделено другими, ни подтверждено ими.

 

Таблица 5

 

Аффективные ступени приятия (одобрения) и неприятия (отрицания)

 

Номер ступени

 

Одобрение (+)

 

Неодобрение (—)

 

1

 

Без аффекта

Да

 

Без аффекта

Нет

 

 

2

 

Подтверждение

Так точно

Точно

Правильно

В порядке

Согласен

О'Кэй

Ясно

Критика

Ни в коем случае не пойдет

Неправильно

Невозможно

Не может быть и речи

Исключено

Никогда

 

3

Похвальная аттестация

Очень хорошо

Шикарно

Замечательно

Отлично

Исключительно

Грандиозно

Дисквалификация

Плохо

Скверно, никудышно

Негодно

Неразумно

Глупо

По-дилетантски

 

4

Умиление

Великолепно

Чудесно

Упоительно

Баснословно

Сказочно

Фантастично

Неописуемо

Ужасно сильно

Восхитительно

Негодование

Придурковато, глупо

Очень неприятно

Совершенно невозможно

Абсолютно не подлежит обсуждению

Ужасающе

Ужасно неприятно

Просто жуть какая-то

Страшно

Проклято

 

5

Торжество

Ну просто жуть, как

замечательно

Безумно великолепно

С ума сойти можно

Отвращение

Чепуха, ерунда

Дерьмо

Отвратительно,

Просто рвать тянет

 

 

Человеку даны два уха, чтобы он мог различать на слух в избыточной болтовне, что является действитель­ной информацией, а что является просто болтовней, своего рода упругим пенообразным веществом для умягчения собственного самолюбия или тщеславия.

За аффективными оценками типа «с ума сойти можно» или «абсолютная ерунда» скрывается самовос­хищение, и ничего кроме самоутверждения не добива­ются "набрасыванием лассо" на слушателей, которых хотелось бы видеть "нанятыми" в качестве поддакива­ющих соглашателей, непрерывно утвердительно киваю­щих головами.

Постоянно повторяемые через несколько слов «Не правда ли?!», «Вы понимаете?», «Не так ли?», «Понял?» и т.п. — это ведь не что иное, как бесстыдное требование, чтобы каждый слушатель на каждое банальное выражение реагировал подтверждением «Со­вершенно верно, Вы очень умный человек».

В то время как идол-Я самоотражается и самопод­тверждается в своих аффектах («Ну это просто с ума сойти можно!»), роль-идол своими ложными вопросами типа «Вы понимаете?!», «Не правда ли?!», «Не так ли?!» выуживает подтверждение у слушателей ("Ну, наконец-то я взрослый человек, не так ли?!»).

Точно также и тот, кто играет отрицательную оборонительную роль, тоже хочет получить подтверж­дение. Но поскольку нельзя ожидать, что найдешь воодушевленное одобрение на свое отрицание или отклонение чего-либо, то происходит подмена объек­тивной необходимости; и тогда вместо «Я не хочу» говорят «Это не выйдет» или «Это не возможно».

В случае трудолюбивой установки никто не скажет: «Я не хочу, так как это не выгодно для меня», а скажет: «У меня нет времени». Тот, кто хочет, тот найдет время, так как в распоряжении менеджера высшего звена, как и в распоряжении монаха, живущего в монастыре, имеется ровно 24 часа в сутки. Нехватка времени — это просто отговорка для «нехотения».

 

 

СЛОВА-СИГНАЛЫ

 

Люди, которые при отсутствии всякой необычности в них, вначале остаются в анонимной тени, распознаются ясно и отчетливо, как при освещении фотовспыш­кой, стоит им обнаружить свою эмоциональную уста­новку и их тайную жизненную философию с помощью характерных для них оборотов речи.

По выражению типа «Все идет как должно идти» или «Тут уж ничего не поделаешь» легко распознать покорность и безропотное смирение улиткоподобного существа со слабым «Я».

А о чем говорят часто используемые определенными людьми слова-вставки типа «конечно», «точно», «на­верняка», «собственно говоря», «в некотором смысле»? Тот, кто однажды хорошо обдумал эти слова, тот умеет улавливать их на слух в любом разговоре и рассматривает их как «отпечатки пальцев» личности.

Вместо того, чтобы анализировать их часто довольно сложные структуры, классифицируем их в первом приближении на две группы: на выражения самоутвер­ждения и на выражения неуверенности в себе и самоизвинения.

За частым употреблением выражений: «конечно», «само собой разумеется», «разумеется, я об этом думал» или «конечно же, я дал ему после этого пощечину» скрывается отчетливая самозащита. Это вовсе не само собой разумеется, что я думал об этом, и не было никакой естественной необходимости давать ему поще­чину.

Выражения «Конечно» и «Само собой разумеется» употребляются тогда, когда ожидают критики и заранее хотят защитить себя от нее.

«Принципиально», «Я хотел бы сделать еще одно принципиальное замечание» — тот, кто склонен к таким принципиальным разъяснениям, тот хочет выно­сить в качестве высшего судьи обобщающие, директив­ные приговоры. В этом случае самоутверждение станет виться высокомерной заносчивостью и чванством.

«В сущности говоря», «по сути дела», «собственно говоря», «само по себе» — все эти выражения раскрывают скромную, ориентированную на объективность оценочную установку. Когда студентка радуется встрече со своим сокурсником и говорит: «Собственно говоря, у меня с трех до четырех - лекция», то на самом деле она хочет дать ему понять, что объективно правильным было бы, если бы я пошла на лекцию; но если у тебя нашлось для меня время, то я предпочла бы посещению лекции возможность побыть с тобой.

Слова типа «собственно», «собственно говоря» («Собственно говоря, этому следовало бы что-либо противопоставить»), которые часто вставляются в свою речь, осмотрительными и критичными людьми, означа­ют: «То, что, собственно, есть, я считаю объективно правильным в противоположность другим возможно­стям». Тот, кто критически противопоставляет «объек­тивно правильному» другие возможности, тот ориенти­руется на идеальные целевые установки и этические требования.

«Очень просто» — является предпочтительным выражением тех людей, которые стараются утвердиться по отношению к неуверенности и неясности. «И тогда я очень даже просто спросил его, что я должен делать».

«Честно» и «действительно по-настоящему» являют­ся излюбленными словами многих наших современни­ков, которые рассматривают свои бессмысленные будни как самообман и из-за этой жизненной лжи сомнева­ются в своей собственной правдивости. Пища для них всегда «честно» вкусная, вино они находят «по-насто­ящему» превосходным, а сыр их «на полном серьезе» вполне устраивает. Они «без лишних слов», «честно», «по-настоящему» и «вполне серьезно» воодушевлены. И это вполне очевидно, так как их сигнальные слова подтверждают, что: «Мое высказывание в данном случае соответствует также моему убеждению». В противном случае их образ жизни противоречит их убеждению. И об этом следует «честно», «по-настоящему», «вполне серьезно» сожалеть.

Есть определенное количество слов-сигналов, выра­жающих неуверенность вообще или неуверенность в себе, например: «кое в чем», «отчасти», «в неизвестной мере», «кое-как», «как-нибудь», «в некотором смысле», «некоторым образом», «так сказать», «в определенной степени», «или как». Тот, кто часто вставляет слова в свою речь, показывает, что он говорит о чем-либо или оценивает что-либо такое, о чем он знает, что оно неточно ему известно и что он за это не отвечает. «Это, в известной степени, может быть решено как-нибудь технически», «Отчасти можно представить, что тогда случится», «Это, в определенной степени точно».

«Наверняка», «уверенно» — гласит клейкий пла­стырь при неуверенности. «Завтра наверняка будет хорошая погода». «Наверняка будет не так плохо». Тот, кто хотел бы успокоить собственные и чужие сомнения, выдает свою собственную неуверенность путем оценки «наверняка».

«Практически» — излюбленное слово людей, кото­рые чувствуют себя неуверенно по отношению к теоретически - интеллектуальным понятиям. Они с гени­альной краткостью резюмируют рассуждения о сложных функциях какого-либо аппарата, например, следующим образом: «Значит практически мне достаточно повер­нуть эту ручку». Когда слово «практически» необосно­ванно часто используется в речи, то это, по сути дела означает: «В деталях я этого совершенно не понимаю, я просто неспособен это понять». Часто это люди, которые именно поэтому ведут себя импульсивно.

«Ну конечно», «да, пожалуй» или «ну, так», «ну и...» — все это смиренное «аминь» человека, который полагает, что он знает, что именно надо сделать, но не верит в практическую осуществимость этого и «капитулирует».  

Слова «уж», «поди», «бишь», «небось» — означают, что с данной ситуацией приходится с сожалением смириться: «Он, небось, Скорпион», «Я, небось, жен­щина».

Слова «ведь», «Он ведь Скорпион», «Я ведь женщина», однако означают, что данная ситуация оправдывает поведение.

Выставляемая на передний край кажущаяся неуве­ренность, тактическое самоизвинение может также быть выражением самовосхищения и высокомерия. Так, например, важничающий честолюбец выходит, наконец, из своего бюро, с подчеркнутой сердечностью хватает посетителя за руку и за локоть и изрекает: «Вы должны меня извинить, у меня как раз сейчас был звонок из другой страны.» Выставляемая на передний план просьба «Вы должны меня извинить» в каждом отдельном случае, а особенно, если она произносится часто, является снисходительно - покровительственным мнимым извинением человека, восхищающегося собст­венной важностью. Человек, который столь настойчиво произносит прощение, без которого несмотря на все его усилия, так и не смогли обойтись, просто должен быть очень значимой личностью. И эта ханжеская просьба произносится им вовсе не для того чтобы его извинили, но для того, чтобы им восхитились.

«Я полагал бы, что...». Столь осторожно и столь терпимо, но в то же время столь механически и столь принужденно выражаются многие духовные обитатели мансард. Среди этих людей нелегко найти духовную, личность, которая имеет свое мнение и допускает, что оно может быть верным или неверным. «Я полагал бы, что дважды два четыре». Эмоциональная установка манеры выражения «Я полагал бы» наряду с выдвига­емым на первый план самоотречением позволяет также увидеть самонадеянную переоценку собственного мне­ния, поскольку оно оценивается как объективная точка зрения. Выражение «Я полагал бы, что...» говорит о том, что «Я, как скромная личность, не хочу ничего утверждать субъективно, но объективно я вижу это так, как я это сейчас представляю».

Это означает также: «Я выражаю не личную точку зрения, но даю оценку от имени объективности». В выражении «я бы», кроме того, нельзя не услышать возможность к трусливому отступлению: «Если оценка, несмотря на ожидания, окажется неверной, то я тем не менее не потеряю доверия к себе».

Переплетение кажущейся терпимости с незаконно присвоенным правом на объективность и с возможно­стью оппортунистического увиливания и отговорок позволяет предположить при такой распространенной манере речи часто самонадеянное или дипломатическое поведение.

Выражение «ибо», «Ибо я подруга вашей жены», «Ибо у меня нет с собой денег», всегда означают то, чего Вы еще не знали. Однако откровения, вводимые словом «ибо», вовсе не всегда обозначают что-то неожиданное. В выражениях: «Ибо я ваш шеф», «Ибо я твой муж" с помощью слова «ибо» вводится то, что Вы должны были знать.

«Я, как президент», «Я, как офицер» и т.п. высказывания людей типа «Я, как...» представляют собой предлог (причину) показать, что они из скром­ности всегда хотели бы оставаться на заднем плане подобно собственной тени, коль скоро их «Я, как...»-роль не заставит их представить себя в качестве важной персоны. И поскольку на большинство своих «Я, как...»-ролей они постоянно вскарабкиваются с высу­нутыми от потери сил языками, то этими своими «Я, как...» они попросту в своей беззастенчивой скромности водружают на себя собственные короны.

«Отлично, но...» — так называется большой нож для нарезания жаркого, которым еще древние римляне, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», крошили великое. Изрекающий подобное сначала взды­мается с помощью похвалы «отлично» до уровня мастера, извещающего ученика о благосклонном к нему отношении, а затем, поводив на помочах льстивого признания свою мелочно опекаемую жертву, он выдает ему последующее «но» в виде пришпоривающей кри­тики и еще удивляется тому, что порожденные им же самим противоречия и отклонения выпячиваются и торчат подобно кинжалу между ребер.

«Это, пожалуй, наглец и нахал» — означает не то, что человек, о котором так говорят, может быть наглецом при определенных обстоятельствах, а то, что он является таковым вне всяких сомнений. Логическое «сальто-мортале» слова «пожалуй» действует непонятно, поскольку утверждение тотчас кажется поставленным под вопрос. Выражением «пожалуй, наглец» хотят сказать, что имеет место наглость неимоверно большая, совершенно неожиданная, удивляющая и ошарашиваю­щая. Кажущаяся непонятной бессмыслица становится само собой разумеющимся буквальным смыслом, если слово «пожалуй» переместить в последующее придаточ­ное вопросительное предложение. Ведь предложение «это, пожалуй, наглец» — это сокращенный вариант выражения: «Это наглый парень, или Вы, пожалуй, так не считаете?»: Противоречащей смыслу является лишь позиция слова «пожалуй», но ведь это не что иное, как обычный вопрос типа «Не правда ли?» либо «Или нет?», который рассчитан на подтверждающий кивок головы слушателя.

«Восхитительное платье!» — заверяет продавщица. «Ах, как чудесно, что Вы подумали о моем дне рождения!» — уверяет бизнесмен. Слова «восхититель­ный», «чудесный», «привлекательный» — это прилага­тельные, которые характеризуют не предмет или ситуацию, а неприкрыто и явно выставляют напоказ собственную захваченность эмоциями.

Тот, кто произносит слова «очаровательно» и «восхитительно», тот не только констатирует положение вещей, но и демонстративно заверяет, что он обраща­ется к своим чувствам и что он очень тронут.

Тот, кто разделяет одобрительные суждения типа «привлекательное платье», «восхитительная фигура», чтобы снискать к себе расположение, тот вместе со смягчающим похлопыванием по плечу занимает само­довольную позицию. В насмешливо-ироническом пори­цании и упреке типа «Да уж, это действительно привлекательно» это скрытое самодовольство распозна­ется особенно отчетливо.

Одобрительная оценка, высказываемая на уровне третьей аффективной ступени; «великолепно», «отлич­но», «исключительно», при ее регулярном употреблении постоянно является сигналом самовосхищения. Лишь тот, кто чувствует себя в качестве мастера, может похвалить или одобрить другого в качестве ученика за его достижения словами «отлично» или «исключитель­но».

Неуверенность в себе, перекрываемая авторитарной нетерпимостью и упрямым самоутверждением, сквозит из абсолютизированной манеры речи вида «ни в коем случае», «вообще не...», «ни при каких обстоятельст­вах», «не может быть и речи».

Невзрачно ноющим звучит словечко «также» или «тоже»: «я тоже хотел бы попробовать», «и соль также забыл?», «и салфеток тоже нет» в речи вечно фрустрированного брюзги и привередника, который полагает, что жизнь его обделила.

От отдельных слов-сигналов путь ведет к манере речи, сигналы которой не менее отчетливо раскрывают эмоциональные установки личности.

Продавец знает, как наверняка «поймать на удочку» удобного или неуверенного в себе покупателя с помощью таких, например, слов: «Я сделаю это для Вас, и тогда Вам самому не придется больше ничего для этого делать».

Мудрое изречение «Живем только один раз» говорит тому, к кому оно обращенно, не что иное, как : «Растормозись», «Ну, давай».

Если даже отказаться от функционально-психологи­ческого анализа слов-сигналов, то все равно полезна точно знать их содержательное значение, поскольку при употреблении в отдельных случаях они раскрывают мотивацию, а при обращающем на себя внимание повторении — сокровенный и тайный эмоциональный образ жизни.

 

 

МАНЕРА ПОВТОРЕНИЯ

 

 Не только виды изречений, но и манера речи (манера говорения) является сигналом, который молни­еносно позволяет проникнуть в ролевое поведение человека и распознать его.

Высота звучания голоса, темп речи, ее громкость, артикуляция и ритм говорения являются для каждого человека настолько уникально характерными, что ко­го-либо знакомого при разговоре по телефону узнают по одному единственному произнесенному им слову. Или стоит включить радио- и уже по половине услышанного предложения можно угадать, например, что это именно проповедник читает свою проповедь, даже если в данный момент он как раз предпринял экскурс в область борьбы с загрязнением окружающей среды.

Мелодику речи не очень трудно описать без вспомогательных акустических средств, поскольку по повышению и понижению тона звучания последних слогов слов, по их. протяжности можно отчетливо почувствовать, какую именно роль хотел бы играть говорящий.

Особенно показательным является характер или вид речи, когда кто-либо говорит по телефону, так как это позволяет распознать какова установка ожиданий гово­рящего и какого рода личностью он хотел бы быть в глазах собеседника.

Еще более отчетливо видимой становится играемая человеком роль, когда есть возможность не только слышать речь этого человека, но и наблюдать его мимику и жестикуляцию. Некоторые люди даже заку­ривают «сигарету смущения» перед тем, как поднять телефонную трубку.

Для того, чтобы грамотно вслушаться в выразитель­ное содержание манеры говорения человека, следует вначале обратить на восемь отличительных признаков. Путем их взаимного попарного связывания можно различать 24 различных манеры говорения.

 

Эти восемь критериев манеры говорения суть:

 

мягкая

 

= (+) синий

 

жесткая

(твердая)

 

=(-) синий

 

громкая

 

= (+) красный

 

тихая

 

=(-) красный

 

артикули­рованная (отчетливая)

 

= (+) зеленый

 

неотчетливая

 

=(-) зеленый

 

быстрая

 

= (+) желтый

 

медленная

 

=(-)желтый

 

 

Человек с синим типом поведения разговаривает мягко и тихо, часто расслабленно и вяло.

Человек с красным типом поведения разговаривает громко и жестко, часто резко (пронзительно).

Человек с зеленым типом поведения разговаривает артикулированно (отчетливо) и, как человек тщеслав­ный, в большинстве случаев — напористо, с оказанием давления, а иногда — рубленными словами (говорит, как топором рубит).

Человек с желтым типом поведения разговаривает быстро и иногда неотчетливо, торопливо, несобранно.

Громкая и артикулированная речь звучит энергично (+3+2).

Громкая и быстрая речь звучит угрожающе (+3+4).

Громкая и мягкая речь звучит сонорно, звучно, звонко (+3+1).

Мягкая и быстрая речь звучит окрыленно, вооду­шевленно (+1+ 4).

Мягкая и артикулированная речь звучит осторожно и рассудительно (+1+2).

Подобным же образом можно сделать вывод и об остальных видах характера и культуры речи. Так, стремление к укрытости и защищенности характеризу­ется манерой речи, которая является мягкой. (+ 1) и медленной (-4), она звучит по-детски жалостливо («нытиково») и гнусаво. Тот, кто чувствует себя неуверенно из страха перед неудачей, говорит тихо (-3) и неотчетливо (-2), он буквально бормочет и мямлит.

 

 

 
« Пред.   След. »
© 2018 10й КАБИНЕТ
Website Security Test